Страница из истории сахалинских корейцев

От администратора:

ниже статья из газеты 새고려신문 от 10 октября 1991г., которую мне передала Бе Виктория, гл. редактор газеты.
В статье рассказывается о женщине 김경순씨 из Кореи, отец и брат, которой были сожжены японцами в п. Камисиска 17 августа 1945г. 1991г. - год начала поиска останков отца и брата, закончившегося установкой надгробного памятника в 1992г.

성점모 선생님 сообщил мне, что 김경순씨 умерла. Она оставила светлую память о себе
 надгробным памятником отцу, брату и другим невинно погибшим корейцам в Леонидово

На сайте уже были размещены материал и фото надгробного памятника в п.Леонидово.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Страница из истории сахалинских корейцев

«Время проходит,  но рана не заживает»

Воспоминания 김경순,  пережившей в 16 лет убийство отца японцами.

 

Прошлой весной я познакомилась с японским писателем Хаяси Эйдаи. Он приезжал на Сахалин для сбора материалов о трагедии сахалинских корейцев в Мицухо. Приехав недавно на Сахалин, он сообщил мне, что вместе с ним приехали журналисты телевидения и дочь одного из корейцев, зверски убитых японцами в Поронайском районе в августе 1945г. Хаяси-сан сказал, что дочери было 16лет, когда случилась трагедия и она все хорошо помнит. Мне сразу же захотелось с ней встретиться. Но график поездки был настолько плотный, что удалось встретиться и побеседовать только по возвращению группы из Леонидово Поронайского р-на, места трагедии.

김경순씨 (возрастом за 60 лет) выглядела уставшей. Понятно было состояние женщины, посетившей места детства и девичества, где случилась страшная смерть отца и брата.

«Время проходит, жизнь течет, а рана не заживает. Мы лишились отца и старшего брата» - начала свой рассказ 김경순씨, вытирая платком слезы и смогла продолжить тихим голосом, немного успокоив себя.

В 1945г, когда началась война, мне было 16 лет. Я работала в Камисиска (ныне Леонидово) в конторе транспортной компании по перевозке грузов. Отец 김경백 работал в Танакагуми (название японской компании) руководителем(корейцев назначали на должности бригадира, мастера). В середине августа в поселке разнесся слух, что Япония проиграла войну. Началось бегство японцев из поселка. До сих пор помнится хорошо. 16 августа вечером к нам пришли люди, работавшие вместе с отцом. «Японцы сбегают, не выплатив нам заработанные деньги. Нам тоже нужно возвращаться домой,  но как без денег? Достаньте нам денег» – просили они отца. Отцу тогда было 54г. и он был небольшим руководителем, поэтому к нему и обратились. Отец как мог успокаивал их. Поужинали вместе, выпили немного. Все радовались освобождению Кореи, раздавались возгласы “мансе». На следующий день, 17 августа около 7ч утра неожиданно нагрянули 7 человек японских полицейских и жандармов, арестовали отца и старшего брата. Мать набросилась со слезами: «За какой проступок уводите?». « Твой муж главарь шпионов, и твой сын тоже шпион» - выкрикнули в ответ. Старшему брату было 19 лет. В семью пришло большое горе, слезы и переживания. Где-то часа через 2 принесли кайранбан (японс. слово -  листовка с распоряжением, объявлением. Расклеивались и разносились по домам). В листовке указывалось, что скоро войдут советские части и всем приказывалось сжечь свои дома и уходить на юг. Выглянули на улицу, за рекой уже горели дома. Я пошла в жандармерию и попросила увидеться с отцом. Мне ответили, что всех арестованных передали в полицию. Я побежала в полицейский участок и там через некоторое время удалось  увидеться с отцом. Отец, увидев меня, не сказал ничего определенного.  Я спросила, что японцы приказывают сжечь дома и уходить на юг, как нам быть? «Возьмите родословную книгу и уезжайте на родину. По родословной книге найдете родственников. За нами нет вины, поэтому вскоре должны отпустить. Тогда и мы за вами двинемся домой» - ответил он. Тогда я не знала, что это последняя встреча с отцом, что  вижу его в последний раз.»

«А с братом  удалось встретиться?» - спросила я.

 «Нет, не удалось. Встреча с отцом далась с трудом. Но если бы знала, что это в последний раз, добилась бы, не считаясь с жизнью. По молодости думалось, что вскоре их отпустят»  - глубоко вздохнула 김경순씨.

После паузы она продолжила. «Выйдя наружу, увидела, что вокруг все охвачено огнем. По приказу полиции люди сжигали дома и уходили из поселка. Из-за ареста отца и брата у нас не было настроения сжигать дом и уходить.  Но выхода не было и нам нужно было уходить из Камисиска. Мать горько плакала: «Умру здесь, но никуда отсюда не уйду. Вашего отца с братом забрали и куда нам уходить?» Мы пытались успокоить мать. Дома были гостившая у нас замужняя старшая сестра и три младших брата.  Еле успокоив мать, мы ушли в Сисыка (Поронайск). На следующий день утром 18 августа я отправилась Камисиска. Приехав,  увидела, что здание жандармерии уже сожжено, а полицейский участок обливали бензином, готовились поджечь. Я в ужасе бросилась в полицейский участок, но полицейские с оружием встали наперерез: «Прочь отсюда! Там нет никого!» Верилось с трудом, вернулась в Сисыка с мыслью « неужели убьют безвинных людей?» Оказалось, что и мать следом за мной приезжала в Камисиска и издалека видела как горит полицейский участок. Мы как могли успокаивали мать и двинулись в Корсаков. Прибыли в порт 20 августа.  До предыдущего дня сажали и корейцев на судно, но с 20 числа стали сажать только японцев. Благо я хорошо знала японский язык и выдав себя за японцев, наша семья села на судно.»

Так семья 김병식 покинула Сахалин. Прибыв в Японию, семья разыскивала отца и брата, но все было напрасно. «Наверное, уехали на родину» - была надежда и семья поехала на родину. Но и на родине их не оказалось. «Лишь тогда мы осознали, что японцы зверски убили ни в чем не повинных людей. Как меня мать упрекала, что из-за меня оставили отца и брата. Много было и слез и душевных страданий» - тихим голосом произнесла 김경순씨. С тех пор минуло 46лет. Война разлучила и старшую сестру с мужем и она всю жизнь проживает одна, мать прожила одна и умерла в возрасте 81 год.  Младшие братья, которым было в то время 14 и 7 лет, умерли от тяжелой болезни. «Младшие братья умерли, из-за того что не было отца. Поэтому японцы для меня враги на всю жизнь. Поэтому когда друзья приглашают в Японию в турпоездки, я категорически отказываюсь.  Не хочу. Сейчас молодежь не знает о злодеяниях японцев. Но нам нельзя забывать об этом. Поэтому я хочу найти место захоронения останков моего отца, брата, других зверски убитых корейцев и перезахоронить их. Я собираюсь поставить надгробный камень с именами отца, брата и других безвинно убитых японцами корейцев.  Весь мир должен знать о таком злодеянии» - продолжала 김경순씨.

김경순씨  и ее муж박정버씨 вместе с японскими журналистами встретились в Леонидово с очевидцем той трагедии 변덕만씨, жителем Южно-Сахалинска  김상옥씨 и другими жителями, узнали подробности трагедии Камисиска, но никто не знает места захоронения останков.

«Достоверно установлено, что людей заживо сожгли. Нет никаких сомнений в этом. Есть очевидцы, которые видели останки и я тоже видела как поджигали. Мы с мужем подали иск японскому правительству, обвиняя в совершившемся злодеянии. Но для нас самое важное – это найти останки отца и брата. Я приеду еще раз на Сахалин для продолжения поиска. Есть сведения, что останки захоронили советские солдаты, поэтому поиски нужно продолжить».

Уезжая с Сахалина, 김경순시 просила узнать через газету об очевидцах трагедии 17 августа 1945г в Камисиска, о советских офицерах и солдатах, вошедших в Камисиска. Редакция газеты просит отозваться всех, кто знает о произошедшей трагедии в Камисиска, особенно важны сведения о погибших, месте захоронения, воинских частях, офицерах и солдатах, вошедших в Камисиска. Телефон редакции 3-5023.

Автор статьи Бе ЕнгСук (배영숙기자).

Перевод на русский: администратор сайта mobsk.ru 김태익, Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Недостаточно прав для комментирования

>