Элита сахалинской корейской диаспоры

24-25 апреля 2015г. в Институте исследования России при университете Халлим (Республика Корея, 한림대학) состоялась международная научная конференция, посвященная исследованию сообщества корейских соотечественников Восточной Азии посредством становления национальных черт корейской диаспоры и усиление роли русских корейцев в международном обществе Северо-Восточной Азии; а также проверка состояния  русско-корейских отношений, соответствующих эпохе поиска культурного многообразия через русских корейцев, которые играют роль посредника в отношениях России и Кореи.

Участники конференции: местные и иностранные ученые, члены делегации Сахалина, сахалинские русские корейцы, проживающие в Корее, зарубежные корейские исследователи и имеющие отношение к торговле и соответствующим организациям, студенты соответствующих факультетов и др. (всего около 100 человек)

Ниже публикуется доклад на конференции 박승의 교수 (Юрий Александрович) "Элита сахалинской корейской диаспоры".

Элита сахалинской корейской диаспоры

Вступление

Прошло более 70 лет как сахалинские корейцы встретили свободу на российской земле. История сахалинской корейской диаспоры полна драматизма. В ней в полной мере отразились те катаклизмы, которые потрясали человечество в XX в. Если взять 30–40-летних, то надо сказать, что они живут вне культуры предков. Большинство из них, за редким исключением, не знают ни языка, ни философии, ни конфуцианских традиций. Незнакомы им и литература и искусство Кореи. Этому незнанию существует много объективных причин.

Во-первых, на Сахалин попадали в основном малограмотные крестьяне, в поисках лучшей доли, приехавшие сюда или мобилизованные насильно.

Во-вторых, после аннексии Кореи Японией проводилась насильственная ассимиляция корейцев. Им запрещалось разговаривать на родном языке, соблюдать национальные традиции и обычаи. Даже имена и фамилии заставляли переделывать на японский лад.

Освобождение от японского ига не принесло им подлинной свободы, и в советское время они продолжали жить в чуждой им цивилизации. Может быть, поэтому для первого поколения островных корейцев главной задачей стало выживание, преодоление трудностей. Все силы их были устремлены к достижению одной цели – возвращению на далёкую родину. Корейцы, оторванные от страны и культуры, оставшиеся без родных и близких, сумели пережить крушение надежд. Силу им придали дети: если не получилось у нас, пусть повезёт им. И все старания были направлены на то, чтобы поднять подрастающее поколение. Старшими было сделано все возможное и невозможное, чтобы помочь младшим войти в существующий строй, адаптироваться к реальной жизни в Советском Союзе. Фактически началась сознательная русификация – будущее детей напрямую зависело от того, насколько полно они воспримут язык, обычаи и законы страны.

Корейцам помогли те качества их характера, которые заложены генами предков: терпение, послушание и трудолюбие. И дети их, корейцы Сахалина во втором поколении, в полной мере воспользовались предоставленными возможностями. К тому же советская власть вначале сделала много для корейского населения. Повсеместно были открыты национальные школы, стал функционировать корейский театр, начала выпускаться газета на корейском языке «Ленины килло» («По ленинскому пути»)[1]и организовались на сахалинском радио передачи на корейском языке (ныне редакция радио и телепередач на корейском языке «Уримал бансон КТВ»).

Все это позволило второму поколению получить образование, почувствовать себя полноценными членами общества. Многие из них заняли достойные места в жизни, став учителями, врачами, инженерами, писателями и учеными. Немало среди них людей, удостоенных правительственных наград. Писателя А. Кима, депутата Государственной думы Ю. Тена, доктора экономических наук, профессора Бок Зи Коу, врача Ким Сен Хвана, писателя Ян Сергея, скульптора Анатолия Ни знают не только у нас в стране, но и за рубежом.

Представители этого поколения были воспитаны на корейской и русской культуре, и поэтому их мировоззрение является синтезом восточного и западного. Но их дети, корейцы третьего, четвёртого поколений, внуки и правнуки первых переселенцев, почти отринули все национальное, став «корейцами по внешности». Можно сказать, что они являются продуктом советского образа жизни. Конечно, в какой-то степени они соприкасаются с восточным менталитетом через семейное воспитание, но в жизни ничем не отличаются от остальных жителей Сахалина. Нынешнее поколение 17 – 20-летних в большинстве своём оторвано от культуры предков. Они не знают корейского языка, не знакомы с буддизмом, конфуцианством и народными верованиями. Молодое поколение стало проявлять неуважение к старшим. Как ни больно это осознавать, но корейская диаспора теряет своих представителей, кто-то уходит из жизни, кто-то уезжает на историческую родину. Ориентироваться теперь не на кого. Обрывается та тонкая нить, что невидимо связывала сахалинских корейцев с родиной предков, с ее духом. Но остался восточный менталитет, душа народная, национальный дух, что передаётся на уровне генов. И хорошо, что сегодня с корейскими странами налаживаются связи. Молодёжь начинает узнавать подробности жизни на земле предков. Навещая своих бабушек и дедушек, вернувшихся на родину спустя 60 и более лет, нынешнее молодое поколение сахалинских корейцев хоть и медленно, но шаг за шагом приближается к истокам.


[1] Основана 1 июня 1949 г. в Хабаровске под названием «Чосон нодончжа» («Корейский рабочий»), с 1961 г.  - «Ленины килло» («По ленинскому пути»), 1991 г. – «Сэ корё синмун» («Новая корейская газета»)

Недостаточно прав для комментирования

>