Глава пятая

Глава пятая

Проблемы сахалинских корейцев за рубежом (1945-1993гг)

Проблема сахалинских корейцев в Японии

В Японии функционируют различные общественные организации, которые занимаются проблемой сахалинских корейцев.

6 февраля 1959г было создано Общество по возвращению интернированных на Сахалин корейцев во главе с Пак Но Хак (1). Это общество поставило задачу: вернуть на родину своих соотечественников, проживающих на Сахалине. В его состав вошли 50 корейцев, которые жили на Сахалине и были репатриированы после войны.  Затем общество было переименовано в Ассоциацию сахалинских корейцев, проживающих в Японии.

17 июля 1975г. была организована Группа по защите иска сахалинских корейцев, которая затем была переименована в Группу по защите сахалинского суда. В состав этой группы вошли 23 японских адвоката во главе с Касиоки Сироси. Начальником  ее канцелярии стал Такаки Кэнити (2). Группа по защите сахалинского суда поставила перед собой цель: способствовать ускорению процесса репатриации сахалинских корейцев.

С 1965г в Японии регулярно заседал суд по рассмотрению дел о репатриации лиц, интернированных на Сахалин или сокращенно  - «Сахалинский суд». Начальник канцелярии «Сахалинского суда»  Михара Рэй (3) в интервью корреспонденту газеты  «Асахи синбун» сказала: « Можно понять точку зрения СССР в том, что освобождение от японского империализма корейцы на Сахалине живут счастливо и не собираются возвращаться на родину. Однако хотелось бы, чтобы и СССР относился с пониманием к тому, что говорят сахалинские корейцы : «Хочу, пока жив, ступить ногами на землю своей родины» (4).  «Сахалинский суд» прекратил свое существование в 1989г.

17 апреля 1983г. образовалось Общество по размышлению о послевоенной ответственности Японии в Азии, основной задачей которого также является возвращение сахалинских корейцев. В состав этой общественной организации также вошли бывшие члены Группы по защите Сахалинского суда во главе с Касиваки Сироси. Начальником канцелярии стал Такаки Кэнити. В мае 1985г. члены этого общества Кадзимура Сидэки (5) и Иноуэ Акихико побывали на Сахалине.

12-13 августа 1984г. в Японии прошел международный симпозиум на тему «Раздумья о вопросе возвращения сахалинских корейцев», в котором приняли участие 250 человек, из Японии, Южной Кореи и Сингапура. Делегацию Южной Кореи возглавлял Пе Де Сик (6), Японии – Онума Ясуаки (7), принимали участие также Пак Но Хак, Такаки Кэнити, Кусакава Седзо (8) и другие.

Кроме того, в последнее время проблемами сахалинских корейцев занята группа депутатов японского парламента во главе с Хара Бунбей (9).

Все эти организации, связанные с проблемами сахалинских корецев, так или иначе ставили перед собой задачу: потребовать от СССР возвращения корейцев, проживающих на Сахалине. По утверждению Пак Но Хака, в Японию приходит большое количество писем от сахалинских корейцевс пожеланием вернуться на родину (11). По данным Пак Но Хака число желающих выехать с Сахалина в Японию или Южную Корею составило; в 1967г. – 1744 семьи, или 6924 чел., в 1977г. – 969 семей, или 3654чел., в 1984г. – 775 семей, или 3155чел. Очевидно, речь идет только о тех, которые направили письма в Японию. Фактически же число тех, кто хотел бы уехать в Корею, наверное, значительно больше. Весь вопрос заключается в том, как это сделать.  Начальник канцелярии Группы по защите сахалинского суда Такаги Кэнети пишет, что время скоротечно, а вопрос о возвращении сахалинских корейцев не решается.  Люди умирают, так и не встретившись с родными и не увидев своей родины (12). А газета «Асахи синбун», анализируя состояние проблемы сахалинских корейцев в Японии, прямо подчеркивала, что до сего времени на Сахалине 43 тысячи корейцев сильно тоскуют по родине (13).

В 1985г. на Сахалине со специальным заданием – изучить проблему сахалинских корейцев – побывал корреспондент газеты «Асахи синбун» Худимори кен. В начале 1988г с подобным заданием на Сахалине находилась группа журналистов газеты «Хоккайдо синбун» (Аоки Такано, Ито Кафуя и Кароудзи Масатана). Результатом их поездки стала книга «Люди, оставшиеся на Сахалине, на Родину!» (14).

Во время пребывания на Сахалине все японские специалисты по проблеме сахалинских корейцев при первом удобном случае задают своим собеседникам-корейцам один и тот же вопрос: «Хотите выехать на родину?» Думаю, что со стороны японцев нет более циничного вопроса. Ведь именно они создали проблему сахалинских корейцев и , фактически ничего не сделав для ее разрешения, играют роль благодетелей. Когда слышишь от японцев подобный вопрос, всегда возникает масса встречных вопросов: во-первых, почему именно сейчас, когда после войны прошло столько времени, встает подобный вопрос? Во-вторых, куда должны выехать корейцы, проживающие на Сахалине: в Японию, в Южную Корею? Или еще куда? А главное, каким образом, какова правовая основа? Сегодня ни один представитель перечисленных выше организаций в Японии не может дать аргументированных ответов, кроме общих абстрактных рассуждений об «ответственности японского правительства за судьбу сахалинских корейцев, да о том, что СССР якобы препятствует корейцам вернуться на свою родину и тем самым поступает антигуманно, нарушая права человека».

По данным Пак Но Хака, в 1966г. 6924 сахалинских корейца выразили желание выехать с острова, в том числе 5347 человек, или 77% , хотели остаться в Японии, и лишь 1576 человек – в Южной Корее. (15).  Стало быть, основная масса, которая переписывалась с Пак Но Хаком, мечтала выехать в Японию. Но разве Япония для корейцев является родиной? Согласно ли японское правительство на то, чтобы сахалинские корейцы жили в этой стране?

Ведь известно, что еще в 1952г. Япония официально аннулировало японское гражданство корейцев, проживающих на Сахалине и в самой Японии. Это означает, что японское правительство отказалось от сахалинских корейцев, в том числе и от насильственно завезенных и разлученных со своими родственниками и близкими. Теперь же, когда в судьбе корейского населения произошли коренные изменения, японцы поднимают вопрос о репатриации. Для чего? И что явно нелогично: с одной стороны,  Япония периодически поднимает шумиху по поводу репатриации сахалинских корейцев, а с другой стороны, когда дело доходит до практического осуществления этого требования, она поворачивает на 180 градусов. Вот небольшой пример. Сон Си Киу в 1939г. был завербован и работал на одной из шахт Сахалина. Вместе с ним на Карафуто жила его семья. До августа 1945г. семья успела покинуть остров и выехала на Хоккайдо. На Сахалине остались он и старший сын Сон Чен Ун. В 1947г. сын женился на японке Нарита Анко и в 1969г. выехал с ней в Японию. Сон Си Коу остался на Сахалине. В 1971г сын добился для своего отца разрешения покинуть СССР, и 10 июля того же года Сон Си Коу приехал в Японию.  Он хотел остаться в Японии, однако не получил на это разрешения японских властей. Сон Си Коу,  с трудом собрав необходимую сумму денег на дорогу, вынужден был уехать в Южную Корею. На этом частном примере ясно видно подлинное отношение Японии к проблеме сахалинских корейцев.

Профессор  университета г.Канагава Кадзимура Сидэки провел специальное исследование на тему «Корейцы в Японии как постоянно проживающие иностранцы», в котором подробно анализирует историю, социально-экономическое положение, идеологию, отношение к своей родине людей корейской национальности, находящихся в Японии на положение иностранных граждан. Но что характерно: подчеркивая отсутствие равноправия, автор как бы проводит мысль о том, что корейцы в своей основе не хотят покидать Японию. В этой связи представляет интерес следующая таблица 36 (16).

Таблица 36.

Ответы на анкетный вопрос: что вы думаете о своем будущем?

 

Вариант ответа

Ответы корейцев из Южной и Северной Кореи (% к опрошенным)

Если возможно, хочу выехать на родину

4,8

Хочу жить в Японии, показывая процветание корейской нации

37,4

Хочу быть равноправным с японцами, не принимая их гражданства

18, 2

Возможно, получу японское гражданство

14,2

Хочу получить японское гражданство

20,9

Прочие

3,6

Не ответили

0,9

 Как видно из приведенных ответов, лишь около 5% опрошенных хотят вернуться на родину. На наш взгляд, одна из главных причин такого положения – относительно высокий уровень жизни в Японии по сравнению с Кореей. Кроме того, есть еще одно обстоятельство. Японцы говорят: «Сумэба мияко». Это означает, что любая местность, где долго проживаешь, покажется столицей. Конечно, если люди устроились на определенном месте, особенно если устроились неплохо, у них есть семья, рядом родственники, близкие и т.д., если привыкли к условиям жизни, то не просто покинуть обжитые места. Здесь нельзя подходить только с политической точки зрения. Очень важно понять суть общечеловеческих отношений. В этом плане характерным примером является история с Японкой Усиватаси Юки, жительницей п. Быкова. Усиватаси Юки, как японка, в 1976г. вернулась  на родину, однако не смогла жить там и, десять лет спустя, возвратилась обратно. Она не смогла адаптироваться в новых для условиях. Ведь Усиватаси прожила в Советском Союзе более 30 лет. На вопрос японского корреспондента  газеты «Хоккайдо синбун», почему она вернулась на Сахалин, Усиватаси Юки сказала: «В Японии я успела получить квартиру и социальную помощь. Однако часто приходилось бывать в больнице. Поскольку я деревенская, то это было неудобно. Очевидно, я не поспевала за японским ритмом жизни» (17). Старшая сестра Юки, которая живет сейчас в Саппоро, объяснила это так:»Я неоднократно устраивала ее на различную работу. Однако стоило ей сделать хоть одно небольшое замечание, она тут же увольнялась. Слишком она избалованная. В СССР же даже при невыполнении нормы получают заработную плату» (18).

 Конечно, людям, привыкшим к одним условиям, трудно сразу переходить к другим. Особенно это касается стариков. Поэтому, если была необходимость в возвращении корейцев в Японию или Корею, то очевидно, это следовало бы сделать сразу же после войны. А сегодня при решении данной проблемы прежде всего следует учитывать желание того или иного конкретного человека. Итак, куда же зовут сахалинских корейцев? В Японию? Ведь японское правительство само отказалось от них, лишив их подданства. Да и сами японцы смотрят на корейцев как на людей «второго сорта». К тому ж е в этой стране годами не решаются многие острые социально-экономические и политические проблемы, связанные с проживанием корейцев, число которых достигает 700 тысяч человек. Для чего там нужны еще несколько сотен старых людей?

В последние годы в японской печати появляется более объективная оценка проблем сахалинских корейцев. Японцы меньше говорят о репатриации, о возвращении на родину сахалинских корейцев. Вместо этого мы чаще слышим слово «встреча». Об этом, наверное, следует рассказать более подробно. Газета «Асахи синбун» 22 авгутса 1983г. под крупным заголовком «Проблемы сахалинских корейцев» пишет, что вновь поднимается кампания по возвращению корейцев, насильственно завезенных японским правительством и оставленных на Сахалине после войны. В этих условиях газета опубликовала интервью Танака Ре (19), который неоднократно бывал на Сахалине. Ниже приводится это интревью с некоторыми сокращениями.

 «Корреспондент: Говорят численность сахалинских корейцев составила после войны 43 тыс., а сейчас 60 тысяч. Как заметно было это?

 Танака Ре: Точную цифру не знаю, но в Южно-Сахалинске (Тойохара), Холмске (Маока) я видел много корейцев. Даже имел возможность поговорить примерно с 30 чел. Если заранее назвать фамилию человека, с которым хочешь встретиться, то такая возможность будет представлена. Среди сахалинских корейцев много способных людей: есть преподаватель вуза, учителя, строительные инженеры, энергетики и т.д. Корейцы любят заниматься сельским хозяйством. На базаре, т.е. на свободном рынке, эти люди продают прекрасные овощи и ягоды.

 Корреспондент: Значит, сахалинские корейцы живут неплохо?

Танака Ре: Думаю, сравнительно хорошо. Весьма высоко их общественное положение. У многих семей есть автомобиль. Около 50 проц. детей знакомы корейцев обучаются в вузах. Очевидно, совершенно отсутствует национальная дискриминация. Конечно, я лишь путешественник, потому не могу утверждать до конца именно так.

 Корреспондент: Как сильно у них желание вернуться в Южную Корею?

 Танака Ре: Как вам сказать? До посещения Сахалина и я тоже полагал, что сахалинские корейцы – люди, существующие в неопределенности, в бедности и постоянно тоскующие по родине. Дело в том, что в публикациях Общества по возвращению интернированных на Сахалине корейцев часто сообщалось, что по мере наступления старости немало людей из-за безысходности совершают самоубийства или спиваются. Большинство японцев верит этому. Японцы еще помнят трагическую судьбу своих военнопленных в Сибири, которые в условиях холода и голода ждали возвращения на родину. Когда сегодня речь о сахалинских корейцах, то у них это сразу ассоциируется с судьбой военнопленных. Однако положение и взгляды тех корейцев, с которыми я встречался на Сахалине, совершенно иные. Конечно, те, которые когда-то жили с японцами, наверное, думают: если возможно, то хотелось бы встретиться с родственниками. Но ехать на постоянное место жительства в Корею не хотят. А те, которые родились и выросли на Сахалине, совершенно не думают о родине. Следовательно, если даже старики возвратятся на родину, то вновь возникнет другая проблема – проблема разделенных семей.

 Корейцы на Сахалине получают пенсию, бесплатно квартиру и медицинскую помощь, иными словами, есть все необходимые условия для жизни. У них сравнительно высокое общественное положение. Они даже подчеркнули, что им неприятно, когда в Японии постоянно говорят, что сахалинские корейцы находятся в бедственном положении. Я встречался с лицами младше 50-60 лет, возможно, у людей более старшего возраста есть иная точка зрения».

 Как видим, Танаке Ре в целом объективно оценивает ситуацию. Такой подход, на наш взгляд, помогает создать правильное общественное мнение, стало быть способствует поиску эффективных путей решения назревших проблем.

 Одни из японцев, который по-новому подходит к проблеме сахалинских корейцев, является депутат японского парламента Кусакава Кедзе. Кусакава Кедзе летом 1983г. в частном порядке побывал на Сахалине и встретился с руководством Сахалинского обкома КПСС. При этом он потребовал возвращения на родину корейцев, проживающих на Сахалине. Требование господина Кусакава было отклонено на основании того, что желающих вернуться в Корею нет. Однако предложение Кусакава о том, чтобы содействовать встрече корейцев, проживающих на Сахалине,  с их родственниками в Южной Корее, было принято. Была достигнута договоренность о том, чтобы разрешить выезд из СССР для встречи со своими родственниками в Токио корейцев, имевших советское гражданство и проживающих на Сахалине. Этот проект должен был быть осуществлен в середине 1984г. Однако из-за ухудшения отношений между СССР и Японией в результате инцидента с южнокорейским самолетом этот проект не был осуществлен. По возвращению в Японию Кусакава выступал с отчетом о своей поездке на Сахалин на различных собраниях, которые были проведены японскими и и южнокорейскими организациями, занимающимися проблемами сахалинских корейцев. Одно из научных обществ Республики Корея пригласило господина Кусакава на свое заседание, которое состоялось 24 октября 1983г. в Сеуле. Депутат палаты представителей Японии рассказал о своей поездке на Сахалин и  о встрече с руководством обкома КПСС.

 Ниже приводится текст выступления господина Кусакава.

 «В порядке ознакомления я хочу начать с предыстории о том, почему я стал заниматься этим вопросом. В 1976г. я был впервые избран депутатом нижней палаты. Именно тогда я получил письмо от одного из корейцев, проживающих в Японии. В этом письме спрашивалось, почему корейцы, проживающие в Японии, уплачивая одинаковые с японцами налоги, должны подвергаться дискриминации и ущемлению элементарных прав. В частности, автор письма ставил вопрос о различии в пенсионном обеспечении не только для корейцев, вообще для всех иностранцев, проживающих в Японии. Корме того, чтобы ликвидировать существующую дискриминацию в приеме на работу, я , пригласив начальников отдела труда государственной железной дроги и других копаний в праламент, договорился с ними о том, чтобы не допускать национальных различий. Более того, я начал проводить определенную работу с тем, чтобы иностранцы, проживающие в Японии, могли поступить на службу в государственные учреждения. И эта проблема была разрешена с 1981г. Однако есть еще немало проблем, которые требуют своего разрешения: дискриминация в пенсионном обеспечении, национальный антагонизм в частных колледжах, проблема беженцев. Над ними мы в настоящее время работаем.

 В 1981г. в качестве свидетеля «Сахалинского суда» из Южной Кореи приехал один кореец, у которого на Сахалине есть родственники. Он посетил мою контору. Тогда он настойчиво доказывал ответственность Японии и напомнил японскую пословицу «Долг следует всегда возвращать», и на этой основе потребовал возвращения его семьи и Сахалина. В течение 40 лет он плачет, думая о своей семье, которая осталась на Сахалине. За это время из его слез образовалась река и уже и слез-то не осталось. Если советское правительство не даст согласия на возвращение его семьи, то но требовал отправить его тело багажом на Сахалин. Успокаивая его, я сказал, что сделаю депутатский запрос премьер-министру Накасонэ, министру иностранных дел, министру юстиции и попрошу ускорить решение этого вопроса.

На мой запрос правительство дало ответ следующего содержания: «Очень сожалеем. Мы неоднократно обращались к советскому правительству, но безрезультатно.» Учитывая безысходное положение, я решил лично побывать на Сахалине. В этой связи обратился к министру иностранных дел с просьбой направить меня на Сахалин. Однако министерство ответило, что поскольку Сахалин – особая пограничная зона, то даже сотрудники посольства Японии в Москве не могут поехать дальше Находки, и допуск на Сахалин закрыт.

Один раз в год, по инициативе Хоккайдского отделения общества «Япония – СССР», группа японцев посещает Сахалин с тем, чтобы побывать у могил своих родственников. Я посчитал, что это удобный случай. 25 июля 1983г. группа в 130 человек из г.Вакканай разместилась на «Ольге Андровской» с водоизмещением около 4000т. Руководителем группы стал председатель Хоккайдского отделения общества «Япония – СССР» Акидзуки. Первый советский порт, в который прибыло наше судно – Холмск (быв. Маока). Здесь мы пробыли 3 дня. За это время побывали в Невельске (быв. Хонто), затем поездом прибыли в Южно-Сахалинск (быв. Тойохара). Здесь прожили в гостинице 2 дня и вновь поездом вернулись в Холмск, и 31 июля на судне возвратились в г.Вакканай.

Я участвовал в посещении могил в разных городах. 28 и 29 июля в Южно-Сахалинске я встретился с первым секретарем Сахалинского обкома КПСС Петром Ивановичем Третьяковым (он занимает самый высокий пост на Сахалине) и вел переговоры о возвращении на родину корейцев, проживающих на Сахалине. В переговорах участвовал третий секретарь обкома КПСС Анатолий Тимофеевич кузин, занимающийся вопросами внешних сношений. Здесь я заявил о предоставлении возможности возвращения на родину корейцев, насильственным путем завезенных на Сахалин.

 На мое заявление было сказано, что на Сахалине проживает более 110 народностей и все они живут на равных правах и окружены заботой государтства. Поэтому нет ни одного человека, о котором можно было бы вести речь. Далее было отмечено, что нет необходимости обсуждать в дальнейшем затронутый мною вопрос, и предложено было изменить тему беседы.

 Поскольку на данной встрече были затронуты и другие вопросы, то вопрос о возвращении сахалинских корейцев не был рассмотрен до конца. Поэтому я просил вернуться к нему еще раз. Моя просьба была удовлетворена: достигнута договоренность о том, что господин кузин примет меня. Такая встреча состоялась. 

 Здесь я сказал, что хорошо знаю, что корейцы живут в условиях равноправия. Я хочу, чтобы проблема была рассмотрена с точки зрении семей, которые в течение 40 лет ждут возвращения мужа и отца. Я рассказал, что одни человек даже просил, чтобы его отправили на Сахалин как багаж.

 Господин Кузин ответил, что хорошо понимает и сочувствует этим людям. Но внновата  в этом война. В этой войне больше всего пострадал СССР. Более 20млн. соотечественников потеряли советские люди. И немало семей, которые живут в разлуке. Я сказал, что согласен, действительно виновата война. Однако сегодня у меня нет ни малейшего намерения проводить какую-нибудь антисоветскую пропаганду или идеологическую диверсию. От души хочется, чтобы мы чисто по-человечески подошли к этой проблеме. В этой связи я спросил, как смотрит советская сторона, если организовать встречу родственников из СССР и Южной Кореи в Японии? Господин Кузин ответил, что такой проект заслуживает внимания, и уточнил, какое юридическое лицо я представляю, предлагая подобный вариант.

 Я ответил, что выступаю как частное лицо. Однако перед отъездом в СССР я предварительно встретился в представителями министерства иностранных дел, министерства народного благосостояния, японского общества Красного Креста, «Сахалинского суда» и обменялся с ними мнениями. Поэтому по возвращению домой, думаю, что я с ними смогу договориться.

Тогда господин Кузин спросил» интересно, за чей счет будут организованы такие встречи? Я ответил, что за счет правительства Японии. Также я дополнил, что будут компенсированы не только расходы, связанные с путешествием за границу, но и будет гарантирована их безопасность и благополучное возвращение на Сахалин. Аналогичные условия будут созданы и лицам из Южной Кореи.

Господин Кузин одобрил эту идею и дал согласие на ее претворение. Я предложил ежегодно организовывать встречу в среднем 10 семей, на что было дано согласие. При этом было сказано, что приглашение следует направить на имя первого секретаря П.И. Третьякова.

 В порядке уточнения я спросил, можно ли в эту группу включить лиц без гражданства. Последовала просьба уточнить суть моего вопроса. Я сказал, что хотя не знаю, какое количество составляют на Сахалине лица без гражданства, но в действительности больше всего желают вернуться на родину люди в возрасте 60-70 лет, которым осталось жить немного. Очевидно, большинство из них являются лицами без гражданства. Я хочу, чтобы именно эти люди приехали в Токио. Так я пояснил.

Господин Кузин сказал, что ответ на этот вопрос будет дан завтра. День был прощальный. Здесь господин Кузин сказал, что вопрос о выезде корейцев без гражданства пока остается открытым. И он сказал, что прежде всего следует дать возможность путешествовать по Японии лицам советского гражданства.     

Я согласился и расстался с господином Кузиным. До этого я неоднократно обменивался мнениями с 3-м секретарем господином Кузиным. Он сказал, чтобы сахалинские корейцы с происхождением из Южной Кореи также побывали в Японии. Я согласился, но в то же время добавил, что для получения визы они тратят 2-12 месяцев, поэтому нельзя ли ускорить этот процесс.

Господин кузин сказал, что на получение разрешения уходит только 3 месяца. Я думаю, что  3 месяца – это срок, который проходит только на Сахалине, чтобы дать разрешение на выезд. По пути возвращения на Хоккайдо я встретил на судне одну японку, которая замужем за гражданином СССР и посещает Японию. Как утверждает женщина, для получения визы потребуется 1.5 года. Позднее по линии общества «Япония – СССР» побывал на Сахалине депутат Окада (депутат Хоккайдского округа). Он встретился с первым секретарем господином Третьяковым и третьим секретарем господином Кузиным и напомнил о необходимости организации встреч корейских родственников. Однако они сказали, что это мнение господина Кусакава и нет необходимости особо организовывать подобную встречу. Далее они отметили, что речь шла о том, что разрешено советским людям путешествовать по заграницам, и не стоял вопрос о том, что направить корейцев в Токио.

О моей встрече с руководством Сахалинского обкома КПСС широко вещало южнокорейское радио «KBS». 15 августа в городе Тэгу (Южная Корея) состоялось собрание разлученных корейских семей, на которое собралось около 1000 человек. Для доклада я участвовал в нем. На этом собрание царила антияпонская атмосфера. Одна из женщин сказала мне, что хорошо рассуждать по-разному по этой работе, но ее такие рассуждения не устраивают, и она потребовала немедленно вернуть ей мужа. То, что многие корейские семьи сейчас разлучены, - в этом немало вины Японии. Я чувствовал ответственность как японец, и это состояние было выражено в моем выступлении. Поэтому, очевидно, один из выступающих сказал, что поскольку этот японец прилагает немало усилий для решения рассматриваемой проблемы, то не совсем этично устраивать на него нападки. Его слова были встречены в зале бурной овацией.

 О проделанной работе я докладывал министру юстиции, адвокату Хараго, который собирался участвовать в Женевском совещании по правам человека, также беседовал с господином Паком, который жил и в свое время на Сахалине и длительное время проводит работу по возвращению корейцев на родину. Министр юстиции, выслушав меня в присутствии начальника управления по вопросам виз Танака, дал ему указание о содействии организации встреч корейских родственников. Я докладывал министру иностранных дел Абэ. При этом присутствовал адвокат господин Хараго. Министр сказал, что по этому вопросу дано соответствующее указание посольству Японии в Москве. Я спросил содержание этой установки. Министр ответил, что посольство должно уточнить настроение Советского правительства по вопросу встреч корейских родственников в Японии и добавил, что этот проект является идентичным моему проекту. Однако советское правительство ответило, что на Сахалине среди корейцев нет желающих вернуться в Южную Корею. Но это далеко не совпадает с тем проектом, который я предлагал. Таким образом, суть моего проекта по существу не понята.

 Один из журналистов-международников мне рассказал, что департамент стран Азии министерства иностранных дел очень заинтересован в итогах моего посещения Сахалина. По их мнению, нет проблемы, если речь идет о лицах советского гражданства, которые хотят побывать в Японии. Однако советский отдел хочет затормозить этот процесс. Правда, разговор состоялся на уровне лишь начальников отделов и, очевидно, все это только очередная несогласованность.

 Вместе с тем, пока решался вопрос с инцидентом с южнокорейским самолетом, в данном вопросе наступило похолодание. Однако, чтобы дать возможность корейским родственникам встретиться в Токио, мы с вашей помощью будем прилагать все усилия. В этом я вижу долг японцев».

 Чтобы  перейти к фактическому осуществлению данной проблемы, господин Кусакава решил за счет своих средств вызвать 10 сахалинских корейцев. Такой вызов был прислан и автору этих строк. Вот этот вызов.

 ПРИГЛАШЕНИЕ

Г-ну Бок Зи Коу, проживающему в СССР,  в г.Южно-Сахалинске, по ул. Амурской, дом 1, кВ. 12.

Уважаемый г-н Бок Зи Коу, я приглашаю Вас посетить Японию сроком на 2 месяца в 1984 году в удобное для Вас время. Все расходы и обеспечение безопасности на время Вашего пребывания в Японии беру на себя.

 Депутат Палаты Представителей

Парламента Японии                                                                                  Седзо Кусакава

 Я, Акира Татэяма, консул Генконсульства Японии в Находке, заверяю правильность перевода данного приглашения.

                                                                        Подпись                   А.Татэяма

 Консул Генконсульства Японии

  г.  Находка

 Свидетельство:

 №121. Я, Седзи Суэдзава, Генеральный консул Японии в г. Находка, заверяю подлинность подписи г-на А.Татэяма.

                                                                        Подпись

 

                                                                                              Генеральный консул Японии

                                                                                               г. Находка.

                                                                                               (печать)

 Конечно, побывать в Японии для изучения интересующей меня проблемы – дело важное и нужное. Но я не имел там богатых родственников, а ехать за чужой счет мне показалось нескромным. Поэтому я написал об этом господину Кусакава и отказался от его приглашения. По его вызову побывал в Японии только Квон Хи Дек с женой. Практическая деятельность господина Кусакава по проблемам сахалинских корейцев на этом закончилась.

 Одним из существенных факторов для решения проблем сахалинских корейцев является приезд на Сахалин в 1988г. делегации парламента Японии. Возглавлял ее депутат палаты советников Хара Бунбей. Он, а также депутаты палаты представителей Игараси Коудзоу, Ширакава Кацхио, Кусакава Седзе предстваляли Ассоциацию депутатов японского парламента по вопросу корейцев, проживающих на Сахалине.

 Каковы же цели и задачи поездки на Сахалин столь представительной делегации? Этот вопрос на пресс-конференции был задан сахалинскими журанлистами. На что председатель ассоциации Хара Бунбей сказал:»На Сахалтине остались корейцы, которых во время второй мировой войны завезли сюда в качестве рабочих. Сегодня у них имеются дети второго и третьего поколения. Мы убедились, что они хорошо и спокойно живут на острове Сахалин. Но мы знаем, что среди них есть желающие встретиться с родственниками, проживающими в Южной Корее, посетить там  места захоронения близких. А здесь существует проблем – между СССР и Южной Кореей отсутствуют дипломатические отношения, сахалинские корейцы не могут посетить Южную Корею напрямую. Встречи родственников организуются на территории Японии. Благодаря содействию со стороны СССР в прошлом году состоялась 51 такая встреча» (20).

 В журнале «Киедай» опубликовано интервью Игараси Коудзоу о поездке по Сахалину. Кстати, сегодня депутат Игараси Коудзоу в числе самых активных политических деятелей Японии, которые интенсивно занимаются проблемами сахалинских корейцев. Это видно из опубликованных материалов, которые являются результатом его бесед с бывшим министром иностранных дел Уно Сеу Суе, начальником управления министерства иностранных дел Худзита Коро и другими ответственными работниками японского правительства, а также из личного общения с автором этих строк. О поездках по Сахалину Игараси Коудзоу рассказывает довольно объективно.

 Вот некоторые моменты его интервью (21).

 «Отвечая на вопрос о его впечатлениях на Сахалин Игараси Коудзоу сказал:

 Игараси: При встрече с сахалинскими корейцами они нас обругали: «Более 40 лет вы о нас не вспоминали, а теперь вдруг , видите ли , явились! Зачем?»

Конечно, мы ожидали, что будет такая реакция. Поэтому мы вынуждены выслушать все их обвинения и терпеливо разъяснить нашу позицию: как организовать встречи и как можно вернуться на родину на постоянное место жительства.

Вопрос: На встречу с вами пришли корейцы только первого поколения?

 Игараси: Присутствовали даже люди третьего поколения. Были простые корейцы, которые не занимают высокого общественного положения.  

 Вопрос: О чем они говорили?

 Игараси: Вот примерные темы разговора: «Когда можно вернуться на родину?», «Ждали и, не дождавшись момента возвращения на родину, многие умерли», «Надо было начинать решать такие вопросы хотя бы 10 лет тому назад», «Я упорно работал и у меня есть некоторые накопления. Но мне не нужны эти деньги, только бы вернуться на родину!», «Для того чтобы вернуться на родину, нужны деньги. Наши южнокорейские родственники живут бедно. Думаете ли вы о выделении нам финансовой помощи?». Им Сан сказал так: «Я завербован в 1944 году. Меня японцы эксплуатировали для себя и потом бросили. Мне сейчас 70 лет. У меня советское гражданство. Но я хочу как можно скорее вернуться на родину и видеть ее своими глазами».

Вопрос: Как вели себя корейцы 2-го и 3-го поколения на встрече?

 Игараси: В принципе нет большой разницы в их подходе. Они говорили: «Вы приехали сюда и ставите вопрос о возвращении на родину или встрече с родственниками. Но тем самым вы создаете еще одно новое условие для образования разделенных семей. Ведь за 40 лет проживания на Сахалине у многих возникла новая семья и у них тепреь здесь есть родные и близкие.»

 Вопрос: Да, действительно, у многих есть и дети, и внуки.

 Игараси: Если старик вернется на родину, так как у него есть там жена, то на Сахалине останется его новая семья, жена, дети, внуки. Да, действительно, все это непростые проблемы».

 Как же начались встречи сахалинских корейцев с их родственниками в Японии? Эти встречи начались еще в 1981г. Именно тогда семья Пак Хен Дю из Чехова смогла побывать в Японии. Численность корейцев, проживающих в СССР и побывавших в Японии для встречи с родственниками, характеризуется следующими цифрами  (см. табл. 37):

Таблица 37

Численность корейцев, побывавших в Японии для встречи с родственниками

 

Годы

Всего из СССР

В т.ч. из Сахалинской области

Число семей

человек

Число семей

человек

1981

1

3

1

3

1982

1

1

1

1

1983

1

2

1

2

1984

3

4

3

4

1985

5

6

2

3

1986

13

21

11

17

1987

28

50

28

50

1988

53

134

53

134

1989

156

420

126

376

Итого

261

641

226

590

 Таким образом, вопрос о встрече сахалинских корейцев со своими родственниками начинает решаться. По данным Такаки Кэнити за 1-щу полугодие 1989г. было отправлено в Сахалинскую область около 300 вызовов для встреч корейцев с южнокорейскими родственниками. И до конца года он собирался  прислать столько же. Но фактически побывало в Японии несколько меньше людей. Это связано с тем, что началось решение вопроса о встрече с родственниками непосредственно в Корее..

 Конечно, получение вызова для многих корейских семей на Сахалине является большим праздником. Ведь они более 40 лет ждали встречи со своими родными и близкими. А сколько еще ждут? Все это по-человечески можно понять. Но любой праздник быстро проходит, и наступают будни, время забот и тревог, связанных с поездкой.

 В условиях перестройки, как известно, значительно упрощено оформление выездных документов. Поэтому в ОВИР примерно за месяц можно получить заграничный паспорт для поездки. Но, чтобы поехать в Японию, нужно еще разрешение консульства этой страны, которое находится в Находке. Туда надо направлять: 1)паспорт; 2) специальную анкету; 3) три фотографии (45х45 мм); 4) приглашение от японцев. При получении этих документов консульство Японии обещает за 3-4 недели выдать разрешение. Но, чтобы заполнить анкету, необходимо ее иметь, а она находится в японском консульстве. Следовательно, чтобы оформить документы, надо или специально ехать в Находку, или выдержать длительную переписку, связанную с получением бланка анкеты, а затем разрешения на поездку в Японию. Поэтому от получения приглашения из Японии до окончательного разрешения на поездку проходило 3-4 месяца.

 Куда более серьезной были финансовые вопросы. Та сумма, которая обменивалась тогда на японские деньги – около 92 тыс. иен (420 рублей) , была крайне мала. Достаточно сказать, что стоимость проезда от Ниигата (пункт прибытия на советском самолете) до Токио (место встречи) и обратно составляет 20 тыс. иен. Более того, многие сахалинские корейцы хотели выехать непосредственно в Южную Корею и там встретиться с родственниками. Такая возможность появилась. Но это было связано с дополнительными расходами в иностранной валюте. Конечно, хорошо, когда у сахалинцев были богатые родственники в Южной Корее. Если же таких не было, положение осложнялось. Японская сторона в какой-то мере помогала решать финансовые вопросы: во-первых, по инициативе Такаги Кэнити в Токио функционировало небольшое общежитие, где бесплатно размещались сахалинские корейцы; во-вторых, японское правительство выделяло по 40 тыс. иен на одного корейца, рожденного до 1945г. Однако это не могло решить все финансовые проблемы людей, которые поехали в Японию для встречи с южнокорейскими родственниками. Именно о финансовых проблемах говорил Кусакава Седзо, отвечая на вопросы корреспондентов газеты «Хоккайдо синбун». В частности он сказал: «Ежегодно мы хотели бы приглашать по десять семей. Однако брать на себя все необходимые расходы очень тяжело. И экономически, и организационно только силами моей канцелярии невозможно решить эту задачу. Необходимо, чтобы японское правительство взяло на себя хотя бы расходы на дорогу» (22).

 Один из наиболее известных общественных деятелей, много сделавший для решения проблем сахалинских корейцев в Японии, Такаги Кэнити выделил следующие основные вопросы, которым еще предстоит найти практическое решение (23): 1) ускорить начатый процесс встреч с родственниками ( из 8 тыс. чел., нуждающихся в такой встрече, 2 тыс. уже исполнили свое желание, а 6 тыс. все еще ждут этой минуты); 2) проблема возвращения сахалинских корейцев на родину на постоянное место жительства (по мнению Такаги Кэнити, около тысячи корейцев хотели бы вернуться на родину; 3) комплексное исследование проблем сахалинских корейцев ( динамика численности до и после войны, выражение желания о возвращении на родину и т.п.); 4) финансовые проблемы, связанные с организацией встреч сахалинских корейцев со своими родственниками ( по мнению Такаги Кэнити, все расходы должно брать на себя японское правительство); 5) вопрос о компенсации за причиненный ущерб сахалинским корейцам в результате насильственной миграции; 6) урегулирование отношений между Японией и Республикой Кореи с учетом проблем сахалинских корейцев.

 Трудно не согласиться с актуальностью обозначенных проблем. В связи с этим хочется подчеркнуть два момента: во-первых, жаль, что это частное мнение японского юриста не стало решением японского правительства, по вине которого возникли проблемы сахалинских корейцев; во-вторых, к сожалению, для правительства России даже в самых приблизительных контурах не существует этих проблем. Но ведь речь идет о гражданах, которые живут и работают наравне с другими нациями и народностями на российской территории, решая общие задачи по обновлению общества.

 Проблемы сахалинских корейцев в Корее


 Война способна не только разлучить людей, но и также способна разделить территорию, создавая разные государства. Русско-японская война 1904-1905гг. разделила Сахалин на две части: на юге существовало японское губернаторство, а на севере – советская власть. Вторая мировая война создала на Корейском полуострове два государства: КНДР и Республику Корея. Это трагическое разделение оказало огромное воздействие на ход развития единого корейского народа. Два государства, две экономические системы по своей идеологической сути являются противоположными. Газета «Канкоку синбун» опубликовала основные показатели развития экономики двух государств на Корейском полуострове (см. табл. 38) (24).

 Таблица 38

 Основные показатели экономики КНДР и Республики Корея

 за 1990-1991 гг.

 

 

КНДР

Республика Корея

1990

1991

1990

1991

Население (млн.чел)

21,7

22,0

42,8

43,3

Валовой национальный продукт (млрд. долл)

23,1

22,9

242,2

280,8

Вал. национ. продукт на душу населения (долл)

1064

1038

5659

6498

Темпы роста промышл.

произв. (%)

-3,7

-5,2

9,3

8,4

Внешнеторговый оборот

(млрд. долл)

4,6

2,7

134,9

153,4

Экспорт

2,0

1,0

65,0

71,9

Импорт

2,6

1,7

69,9

81,5

Курсы национальной

Валюты (вон, долл)

2,14

2,15

770,9

733,6

Военные расходы

(млрд. долл)

5,0

5,1

9,7

10,6

Производство электроэнергии (млрд. кВт)

27,7

26,3

107,7

118,6

Производство риса

 (млн. тонн)

1,9

2,2

5,6

5,4

Производство автомобилей

(тыс. шт)

13

12

1321

1500

 Как видно из приведенных данных, между экономикой КНДР и экономикой Республики Корея  есть существенные различия. Эти различия так или иначе влияют на взаимоотношения между сахалинскими корейцами и их соотечественниками на Корейском полуострове. Достаточно сказать, что число желающих выехать на постоянное место жительств или на временное пребывание в Республику Корея ежегодно растет, чего нельзя, к сожалению, сказать по отношению к КНДР. Между СССР и КНДР традиционно существовали дружественные отношения, и если бы сахалинские корейцы захотели выехать на постоянное место жительства в Северную Корею или встретиться там с родственниками, то особых проблем здесь не возникло бы. К тому же такая поездка не потребовала бы больших расходов (основные затраты были связаны с приобретением подарков для родственников). В то же время выехать в Южную Корею до 1988г. практически было невозможно. После XXIV Олимпийских игр в Сеуле отношения между СССР и Республикой Кореи резко изменились. Это в определенной мере сказалось и на проблеме сахалинских корейцев. 26 мая 1989г. комитет по координации иностранных дел при парламенте Южной Кореи провел заседание с приглашением заинтересованных лиц и экспертов по проблемам корейцев, проживающих за рубежом ( в Японии, США и на Сахалине). Это было, по существу, первое мероприятие по проблемам сахалинских корейцев на таком уровне. На заседании присутствовали 18 депутатов парламента от 4 партий, 2 эксперта, 5 специалистов и заинтересованные лица ( 2 профессора Сеульского университета, 1 адвокат и 2 общественных деятеля). В организации этого заседания важную роль сыграл председатель комитета по координации иностранных дел, человек большой эрудиции и культуры, доктор политических наук, профессор Ким Хюн Ук, с которым автор этих строк имел возможность обстоятельно беседовать во время пребывания группы депутатов парламента Южной Кореи на Сахалине в июне 1989г. Цель заседания была определена следующим образом: рассмотреть, с учетом мнения специалистов, вопрос о настоящем положении соотечественников, проживающих за рубежом,  и их будущем с тем, чтобы выработать политический курс.

 По проблемам сахалинских корейцев на заседании выступил с общением председатель Ассоциации разделенных семей КНР и СССР И Ту Хун, который только что вернулся из поездки по Сахалину. И Ту Хун дал краткий исторический анализ положения дел сахалинских корейцев и поставил вопрос перед правительством Южной Кореи ряд конкретных вопросов, которые , по его мнению, необходимо незамедлительно решить. В частности И Ту Хун выделил следующие проблемы: а) правительство Южной Кореи должно обратиться к правительству СССР с просьбой об установлении прямой транспортной связи между Южной Кореей и Сахалином для организации встреч родственников; б) на Сахалине немало корейцев 1-го поколения, у которых нет родственников; южнокорейское правительство должно брать на себя ответственность за решение вопроса об их посещении ( или возвращении) Южной Кореи во всех аспектах, включая финансовые; в) установить регулярный обмен культурными делегациями между Южной Кореей и Сахалином с тем, чтобы сахалинские корейцы имели возможность побывать на национальных концертах, ознакомиться с национальным искусством; г) оказать научно-методическую и материальную помощь сахалинским корейцам в изучении родного языка в школах и институте. Ставя эти вопросы перед правительством Южной Кореи, И Ту Хун подчеркнул следующие моменты:

 1)      За трагическую судьбу сахалинских корейцев должно нести ответственность японское правительство, поэтому оно обязано брать на себя все расходы, связанные со встречами родственников и др.;

 2)      Время идет стремительно, и старые люди умирают, не побывав на родине, поэтому он просит ускорить решение вопросов, связанных с сахалинскими корейцами;

 3)      По мнению И Ту Хуна, улучшение экономических связей между Южной Кореей и Сахалином является одним из путей ускорения решения проблем сахалинских корейцев. Конечно, все, что происходило в Республике Корея, сахалинские корейцы еще не могли знать в полной мере. Они тогда еще плохо знали и о деятельности И Ту Хуна.

 В центре г.Тэгу в одной из комнат небольшого здания размещена Ассоциация разделенных семей в КНР и СССР. В канцелярии Ассоциации работает всего четыре человека: председатель И Ту Хун, начальник канцелярии и две женщины-служащие. Ассоциация была организована 10 декабря 1970г и называлась тогда Обществом по содействию ускорения репатриации лиц, интернированных на Сахалине. Автор этих строк побывал здесь в 1988 и 1991гг. При первом посещении И Ту Хун передал список 474 южнокорейцев, которые ищут своих родственников на Сахалине ( он стал исходным документом для создания подобной ассоциации в Южно-Сахалинске). Ежегодно 15 августа ассоциация проводит свое общее собрание. Она первоначально ставила перед собой следующие задачи: требовать репатриации интернированных на Сахалине и в КНР лиц корейской национальности, организовать переписку с ними, оказать материальную помощь семьям, которые до сего времени ждут возвращения своих родственников. Ассоциация объединяет 2 245 таких семей с численностью 26940 человек. По регионам число разделенных семей характеризуется следующими данными: Сеул – 174 семьи, Пусан – 155, Кенгидо – 116, Канвондо – 27, Чхунчекбукто – 90, Чхунченнамдо – 161, Чоллабукто – 130, Чолланамдо – 91, Кенсанбукто – 797, Кенсаннамдо – 493, Чеджудо – 6 семей (26).

 В 1985г. Ассоциацией разделенных семей в КНР и СССР был проведен опрос 4716 семей. Только 2429 семей дали ответы на поставленные вопросы, на их основе составлена следующая таблица (см. табл. 39) (26).

 Таблица 39

Возрастной состав сахалинских корейцев, которых ждет семья

  в Южной Корее

 

Возраст

Кол-во человек

% к общему числу

60-69

978

57,7

70-79

517

30,5

Старше 80 лет

101

6,0

Как видно из приведенных данных, основная масса сахалинских корейцев, которых ждет семья – люди старще 60 лет (94,2%). Также были опубликованы сведения о времени вербовки этих людей (см. табл. 40) (27).

 Таблица 40

 Годы вербовки сахалинских корейцев

 

Годы вербовки

на Сахалин

Количество человек

% к общему числу

До 1940

352

29,7

1940

199

11,7

1941

175

10,3

1942

295

17,4

1943

378

22,3

1944

198

11,6

1945

98

6,6

Итого

1695

100

 Опубликован данные и о том, кто их ждет: отец – 49 семей (2,7%), мать – 64 (3,7%), жена – 317 (8,7%), дети – 269 семей (15,8%). Из опрошенных семей переписываются с сахалинскими родственниками  824 (48,7%), остальные не имеют известий. 67,4% опрошенных точно знают, что их близкие на Сахалине живут, остальные не знают. Ассоциация опубликовала и число писем за 1984г. (см. табл. 41).  По словам председателя ассоциации И Ту Хуна, примерно 60 тыс. южнокорейцев, включая детей и внуков, ждут возвращения своих близких, которые живут на Сахалине. В этой связи Ассоциация разделенных семей в КНР и СССР добивается организации не эпизодических, а массовых встреч населения Южной Кореи со своими родственниками на Сахалине.

Таблица 41

 Количество писем за январь-май 1984г

 

1984г

С Сахалина

Из Южной Кореи

Январь

24

68

Февраль

29

77

Март

24

55

Апрель

19

72

Май

32

29

 В начале 1988г от ассоциации в адрес некоторых сахалинских корейцев по почте анкеты. После заполнения их рекомендовалось отправлять обратно в Южную Корею для оформления вызова на приезд. В анкетах содержались следующие вопросы: фамилия, год рождения, гражданство, № паспорта, адрес, цель выезда (на постоянное жительство в Корею, на временное жительство в Корею, на временное жительство в Японию), состав семьи, родственники в Корее, их адрес, родственная связь. Получив анкеты, часть корейского населения Сахалина восприняла их как реальную возможность побывать в Южной Корее, а другая часть – как провокацию и направила возмущенное письмо в редакцию газеты «Советский Сахалин» (28). Председатель ассоциации И Ту Хун возлагал большую надежду на XXIV летние Олимпийские игры в Сеуле: он полагал, что сахалинские корейцы смогут приехать в качестве туристов и встретиться со своими родственниками. Поэтому он обратился за помощью к Ассоциации депутатов японского парламента по вопросу корейцев, проживающих на Сахалине, представители которой собирались посетить Сахалин. Вот что сказал один из представителей названной ассоциации по поводу возможности поездки сахалинских корейцев на XXIV летние Олимпийские игры в Сеуле: «Я считаю, что если бы сахалинские корейцы смогли бы съездить на Игры в составе туристов-болельщиков, то это было бы здорово. Мы разговаривали на эту тему в Москве и поняли, что это не так просто. Выбор болельщиков осуществляется не по принципу национальной принадлежности, а по территориальному».

 Несмотря на наличие всевозможных трудностей, порожденных отсутствием дипломатических отношений между Южной Кореей и СССР, И Ту Хун прилагал огромные усилия для решения проблемы сахалинских корейцев. В беседах с японскими и южнокорейскими общественно-политическими деятелями мне неоднократно приходилось слышать об активной общественной деятельности И Ту Хуна. И чем чаще я встречался с ним, тем больше убеждался, что он искренне хочет помочь встретиться разделенным семьям. Более того, его понимание, его отношение к проблеме сахалинских корейцев также не остаются неизменными. Побывав на Сахалине и встретившись с сахалинскими корейцами,  И Ту Хун более реально стал оценивать обстановку. Кстати, его отец был тоже завербован японцами и умер на Сахалине. Он похоронен в Холмске. Для восстановления могилы отца И Ту Хуна большие усилия и средства приложил Ким Док Тю, житель города Южно-Сахалинска. Они не были знакомы, но такое отношение к умершим было характерной чертой корейцев. В апреле 1989г. во время посещения Сахалина И Ту Хун побывал в Холмске.

 15 августа 1988г. общее собрание Ассоциации разделенных семей в КНР и СССР приняло решение направить письмо М.С. Горбачеву, так как японское и южнокорейское правительства неоднократно повторяли, что якобы именно СССР тормозит решение проблемы сахалинских корейцев. Во время встречи в Тэгу И Ту Хун передал мне это письмо. Поскольку в этом письме выражено в определенной мере отношение Ассоциации разделенных семей в КНР и СССР к проблеме сахалинских корейцев, на наш взгляд, целесообразно привести здесь его текст.

 « Послание Михаилу Горбачеву,  руководителю Советского государства»

 С этим письмом к вам обращаются члены Ассоциации разделенных семей в КНР и СССР и чьи родственники находятся в Советском Союзе и Китайской Народной Республике.

 Мы хотим Вашему Превосходительству о сокровенном народном чаянии, которое тяжелым грузом легло на душу каждого из нас. Речь идет о наших родственниках, проживающих на Сахалине, с которыми мы не имеем возможности встретиться, а им посетить столь желанную родную землю.

 Наши родственники насильно были увезены на Сахалин японскими колонизаторами в период второй мировой войны для осуществления милитаристских целей. В течение с 1938 по август 1945 года японцы вывезли из Южной Кореи многие тысячи молодых корейцев и нещадно их эксплуатировали на каторжных работах. Когда война окончилась для них полной капитуляцией японцы позаботились только о своих соплеменниках, репатриировав их на родину, а о наших родственниках позабыли и до настоящего времени под разными предлогами этот вопрос ими не решен. Таково действительное положение.

 К счастью, благодаря заботе, проявленной Вашим Превосходительством по отношению к нам, в последние время некоторая часть наших родственников получила возможность встретиться со своими родственниками и близкими на японской земле. Однако эта  радость омрачается сознанием необходимости неизбежной разлуки, которая последует через считанные дни встречи. Семья едина и она должна жить вместе, и долг каждого человека сохранять ее целостность. Между тем в результате войны многие семьи оказались разобщенными, судьба разбросала их в разные стороны. Не слишком ли это жестокое испытание для человека?

 Из писем наших родственников мы знаем о том, что живут они хорошо, что 70 проц. из них имеют свои автомобили. Знаем мы и о том, что все они горят желанием встретиться со своими родственниками и родной землей. Тут слова бессильны передать всю глубину их переживаний. Мы на родине также живем ожиданием того момента, когда, наконец, представится возможность встречи с ними.

 Ваше Превосходительство,  посодействуйте, чтобы эти чаяния простых и добрых людей осуществилось.

В настоящее время в Южной Корее насчитывается около 15 млн. семей, разрозненных в результате колониальной политики Японии и второй мировой войны, в том числе 10 млн. семей,  разрозненных в обеих половинах Корейского полуострова, и 5 млн. семей имеют родственников в СССР и КНР. Проблема эта является самой большой трагедией и болью человека.

Ваше Превосходительство, мы просим Вас рассмотреть наше ходатайство о нижеследующем:

 Во-первых, руководствуясь высшими гуманитарными соображениями, разрешить проживающим на Сахалине одиноким нашим родственникам преклонного возраста с визами для лиц без гражданства вернуться на родную землю, к своим детям, дабы могли они хоть остаток жизни провести в кругу семьи.

 Во-вторых, разрешить нынешние встречи между родственниками, которые проходят в Японии, перенести в Южную Корею с тем, чтобы наши родственники могли иметь возможность встретиться со своими родными и близкими и побывать в местах захоронения предков, чтобы поклониться их праху и с чувством исполненного долга возвратиться к себе домой.

В-третьих, разрешить гражданам Южной Кореи посетить своих родственников в Советском Союзе и места захоронения тех из них, кто не дожил до наших дней.

Сейчас правительство КНР разрешает взаимное посещение наших родственников, более того оно разрешило и репатриацию на родину, и все это происходит в обстановке взаимного доверия и полного взаимопонимания сторон. Надо отметить, что в Китае наши родственники живут в таких же условиях, как и в Советском Союзе.

Мы убедительно просим Вас всесторонне рассмотреть наши просьбы и дать положительный ответ, чтобы осуществить наши сокровенные чаяния.

От всей души желаем Вашей великой стране процветания и крепкого здоровья на долгую жизнь Вашему Превосходительству.

15 августа 1988г.

От имени членов ассоциации

 Председатель ассоциации                                            И Ту Хун

 Таким образом, теперь основной задачей Ассоциации разделенных семей в КНР и СССР стала организация встреч родственников. Конечно, можно сказать, что лед тронулся. Но на путях практического решения этого вопроса еще немало трудностей. При содействии этой ассоциации вернулось в Южную Корею навсегда лишь небольшое число людей (см. табл. 42) (29).

 Таблица 42

 Численность сахалинских корейцев, переехавших на постоянное место

 жительства в Южную Корею на 20 мая 1989г.

 

Годы

Человек

Фамилия

Примечание

1971

1

Сон Си Киу

Умер

1975

1

Че Ден Сик

Умер

1983

3

Хан Юн Су

 

Мун Кан Ир

Проживает в Японии

Кон Дзе Кон

Проживает в г.Тэгу

1989

1

И Ток Рим

Проживает в провинции Кенгидо

Вопрос о возвращении 1-го поколения сахалинских корейцев в Южную Корею ( если они выражают такое желание) с точки зрения общечеловеческих интересов, на наш взгляд, имеет право на существование. Вот взять, например, судьбу Хан Вон Су (1909г. рождения). Он был завербован японцами в годы второй мировой войны. В Южной Корее осталась жена Чан Пу Нэ (1918г. рождения). До 1988г. он жил в Корсакове один и все это время ждал момента, чтобы вернуться на родину. Каждый раз, когда друзья советовали ему, чтобы он женился, он говорил :»У меня в Корее есть жена». В г.Тэгу живет его сын. Он настойчиво просил  различные общественные организации Японии, чтобы оказали содействие в возвращении отца на Родину. В решении этого вопроса приняли активное участие Пак Но Хак, депутаты японского парламента Кусакава Седзо, Игараси Коудозоу и др. В 1988г. Хан вернулся к жене и сыну. Но вскоре умер. Конечно, надо было дать возможность вернуться раньше. Но – увы!

 В июле 1987г. в Токио состоялась встреча Вом Чер Ена (1912г. рождения) с женой Со Чен Я (1923г. рождения). 18 августа 1945г. она с сыном Дену ном (1944г. рождения) выехала через Японию в Южную Корею. Только 42 года спустя они встретились. Со Чен Я сказала : «Слишком долго мы жили в разлуке. И зачем теперь нам эта встреча? Ведь жить-то нам осталось немного.» Когда стал вопрос об окончательном возвращении мужа в Южную Корею, Со Чен Я сказала: «Если бы это было немного раньше, когда все мы были здоровыми, тогда дело другое. А сейчас я нездорова, без денег, без общественного положения, это будет очень неудобно для детей» (30). Сын Ден ун сказал: «Не мог без волнения во время встречи в Токио смотреть на отца, который с трудом передвигается с помощью трости. Хочу скорее забрать его в Южную Корею и вылечить. Если же отец умрет на Сахалине, то я никогда не смогу простить японское правительство» (31).

 В апреле 1988г.  Вом Ден Ун посетил Сахалин. И тогда говорил мне, что он является владельцем магазина по продаже бытовой электротехники производства «Самсунг» в Пусане. Поэтому его доходы позволяют содержать отца. В июне 1989г. Вом Чер Ен выехал в Южную Корею с 8 членами вновь образованной на Сахалине семьи. Как сложится судьба молодых в новых условиях? Мы все на Сахалине беспокоимся за них. В 1990г. во время командировки в Республику Корея я решил позвонить Вом Чер ену. Он подошел к телефону и, услышав мой голос, начал рыдать. Наверное, вспомнил Сахалин, вспомнил свою горькую судьбу. Я тоже плакал. Мы не были близко знакомы. Очевидно, это связано с понятием «сахалинские корейцы». Даже на родине сахалинские корейцы останутся таковыми. Затем к телефону подошел его сын. Он рассказал о трудностях, связанных с адаптацией отца в новых условиях.

 В 1991г. по инициативе И Ту Хуна в одном из ресторанов г.Тэгу собрались  человек 20 сахалинских корейцев, которые приехали на родину на постоянное место жительства. Среди них был Вом Чер ен. На этой встрече присутствовали автор этих строк и Се Ен Дюн. Все старики спрашивали: «Как там на Сахалине? Как наши родственники, знакомые?» Я отвечал на их вопросы и думал : «А ведь опять возникают проблемы разделенных семей». На мой вопрос :»Хотите обратно поехать на Сахалин?», все дружно ответили : «Нет». Вот что значит Сахалин для этих людей. Мы с Вом Чер Еном говорили долго. У него все хорошо. Дай бог!

 Все приведенные примеры, конечно, носят частный характер. Но ведь именно их таких частных примеров создается представление о людских судьбах, разделенных трагически, а главное – не по их вине.

 Вот что сказал депутат южнокорейского парламента Де Сун Сын во время посещения Сахалина в июне 1989г.:» Нам интересно узнать о жизни сахалинских корейцев, поближе познакомиться с их социальным положением, с их проблемами и радостями. Ни для кого не секрет: большинство людей старшего поколения были вывезены сюда японскими милитаристами. У многих семей до сих пор заживают раны от тех лет. Разбивались семьи. Поверьте, страшно, когда ничего не знаешь о своих родителях, детях или близких родственниках. Но еще горше от мысли, что, возможно, никогда с ними не увидишься. Поэтому мы решились на этот важный для нас визит. Изучив настроение людей, мы постараемся найти пути кардинального решения перемены к лучшему, во всяком случае есть идея закупить рейсовый южнокорейский самолет для прямого перелета Южно-Сахалинск - Сеул. Думаю, что это вполне осуществимо. Возможно, наконец-то сдвинется с мертвой точки вопрос о встрече разрозненных семей из Южной Кореи и Сахалина не в стране-посреднице – Японии, а непосредственно у нас или у вас. Не буду закрывать глаза на действительность. Это не так-то просто решить. есть у нас межгосударственные проблемы, но все же надеюсь, наш визит не останется лишь визитом вежливости» (32). Конечно, и мы надеемся, что отношения между нашими странами улучшатся.

 И Ту Хун прилагает усилия не только для того, чтобы организовать встречи сахалинских корейцев со своими родственниками на родине. Он предпринимает попытки, чтобы такие встречи состоялись на Сахалине. В октябре 1989г. И Ту Хун собрал 30 жителей Республики Корея и приехал на Сахалин для встречи с родственниками и тем самым открыл встречный путь этого движения. Однако все, что достигнуто за последние годы, не может в полной мере решить проблемы сахалинских корейцев. Для кардинального решения проблем сахалинских корейцев, на наш взгляд, необходимо: во-первых, признание проблем сахалинских корейцев Россией, Японией, Республикой Корея и КНДР как нерешенных до конца при послевоенном урегулировании. И на этой основе на межгосударственном уровне принимать определенные правовые решения. Нужно переходить от народной дипломатии к официальным формам решения межгосударственных отношений. Во-вторых, чтобы подготовить объективные предпосылки для решения проблем сахалинских корейцев следует создать на Сахалине международный центр с участием вышеуказанных стран. Сегодня Япония и Республика Корея отдельно пытаются что-то сделать, но только напрасно тратят средства. Нужно объединить все усилия, чтобы с меньшими издержками обеспечить достижение цели.

 В-третьих, изучение проблем сахалинских корейцев можно было бы осуществлять по следующим направлениям: а) перепись сахалинских корейцев ( возраст, гражданство, численность по поколениям, населенным пунктам, образование, специальность, знание родного языка, место рождения и т.д.; б) социологическое исследование (выбор места постоянного жительства, уровень жизни, жилищные условия, семейные отношения, отношение к своей профессии и т.дю.4 в) комплексное исследование истории миграции сахалинских корейцев (число насильственно завербованных, рабочих «такобэя», численность вернувшихся после войны в Японию, убитых на Карафуто, репрессированных и т.д.; г) правовые отношения сахалинских корейцев ( их статус, гражданство, вопрос о компенсации, межгосударственные отношения с учетом проблем сахалинских корейцев и т.д.

 Жизнь не стоит на месте. И когда официальные круги не хотят думать об этих острых жизненных проблемах, сама жизнь подталкивает к их решению. Например, в Японии давно функционирует общество по изучению насильственной миграции корейцев (префектуры Фокусима, Гумма, Токио, Канагава, Нагано, Киото, Осака, Фукуока, Кагава, Хоккайдо и др.). Это общество тщательно изучает все факты, связанные с насильственной миграцией и принудительным трудом корейцев во время войны. Характерно, что эта работа проводится совместно японцами и корейцами, т.е. в каждой обществе есть сопредседатели с той и другой стороны. 18-19 августа 1992г. в Южно-Сахалинске состоялся международный симпозиум, посвященный проблемам национального объединения. Инициаторами этого симпозиума стали различные организации Республики Корея и Сахалина. На одной из секций этого собрания подробно обсуждены проблемы сахалинских корейцев. В работе симпозиума участвовали представители 12 стран. Возглавлял южнокорейскую делегацию зам . министра объединения господин Им Тон Вон.

Все эти примеры дают основание сказать, что жизнь опережает политиков.

 Вместо заключения

 

21-22 апреля 1993г. в городе Джеду (Республика Корея) состоялся Международный семинар по проблемам мира и объединения Кореи. Автор этих строк был единственным участником из России на этом форуме. Наибольшее число участников представляла делегация КНР. Философия семинара состояла в том, чтобы через развитие контактов всех корейцев, проживающих не только на полуострове, но и во всех частях земного шара, ускорить мирное объединение Кореи.

 

Ведь Корея – единственная страна, которая пока еще разделена на две части. Особую роль в деле объединения могут сыграть сахалинские корейцы: во-первых, на Сахалине проживают выходцы как с севера, так и с юга Корейского полуострова, но в отличие от Японии они здесь не делятся на эти две категории. Во-вторых, Сахалин – это то место, куда могут свободно приезжать как граждане КНДР, так и граждане Республики Корея. В-третьих, сахалинские корейцы, наиболее остро ощутившие на себе разлуку с родиной и искусственное разделение Кореи, готовы приложить усилия для объединения родины. В-четвертых, Сахалин как свободная экономическая зона может стать местом международных связей для обеих частей Корейского полуострова. Для этого уже делаются, хотя и робкие, первые шаги. Для этого необходимо развитие образования, культуры, искусства, ускорение процесса демократизации общества. Нужна серьезная экономическая реформа с тем, чтобы Сахалин стал более цивилизованным процветающим регионом.

 

Сахалинские корейцы, наряду с другими нациями и народностями, объединенные общим названием «сахалинцы», могут сделать много.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

Глава первая

 

  1. Урок корейского языка. Сеул, 1988. Стр.173. (На кор. яз).
  2. Современная Корея. М., 1971. Стр. 29.
  3. Добро пожаловать в Республику Корея. Сеул, 1988. Стр. 9 (На кор. яз.).
  4. Бутин Ю.М. Древний Чосон. Новосибирск, 1982г. стр.72
  5. Современная Корея. Стр.30
  6. Рогов А. Краткий очерк переселения корейцев в наши пределы/ Военный сборник. 1905. №5. Стр. 206-222.
  7. Алексеев А.И., Морозов Б.Н. Освоение русского Дальнего Востока. Конец XIX в. – 1917г. М., 1989г. стр.12-13.
  8. Корейцы в СССР. Сборник статей Центра по изучению корейцев в Советском Союзе при Гавайском университете. 1987г. (На англ. Яз.)
  9. «Советский Сахалин». 1990г. 25 марта.
  10. «Минто», Токио 1988. №5. Стр. 230. (На япон. яз.).
  11. Алексеев А.И., Морозов Б.Н. Указ. Соч. стр.78.
  12. Там же.
  13. Там же. Стр.119
  14. Чехов А.П. Остров Сахалин/ Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем. Сочинения. Т.14-15, стр. 183.
  15. Кириллов Н.В. Корея. Медико-антропологический очерк. М. Т.9, стр.23, 29, 39.
  16. Алексеев А.И. Вторая родина. Южно-Сахалинск, 1986. Стр.56, 58.
  17. Там же.
  18. Костанов А.И. Освоение Сахалина русским людьми. Южно-Сахалинск, 1991.
  19. Стефан Д. Сахалин. Токио, 1973. (На япон. яз.).
  20. Костанов А.И. Освоение Сахалина русским людьми. Южно-Сахалинск, 1991.стр. 109.
  21. Стефан Д. Сахалин. Стр.92
  22. Там же. Стр.110.
  23. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897. о.Сахалин. 1904. Т.2. стр.43
  24. Стефан Д. Сахалин. Стр.110
  25. Там же. Стр. 116.
  26. Алексеев А.И. Вторая родина. Стр. 60.
  27. Стефан Д. Сахалин. Стр.86.

 

 

 

Глава вторая

 

  1. Стефан Д. Сахалин. История/ Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1992. №2. Стр.61
  2. Латышев В.М. Боевые действия на Южном Сахалине в 1905г./ Краеведы ведут поиск. Южно-Сахалинск, 1985. Стр.58.
  3. Стефан Д. Сахалин. Токио, 1973. Стр.97.  (На япон. яз.).
  4. История 30-летнего правления губернаторства Карафуто. Токио, 1936. (На япон. яз.).
  5. Латышев В.М. Боевые действия на Южном Сахалине в 1905г. стр. 56.
  6. Стефан Д. Сахалин. История. Стр. 62.
  7. Латышев В.М. Боевые действия на Южном Сахалине в 1905г. стр. 58.
  8. Там же. Стр. 59.
  9. Там же. Стр. 60.
  10. Там же. Стр. 66
  11. Стефан Д. Сахалин. Стр. 97.
  12. 11 августа.
  13. Латышев В.М. Боевые действия на Южном Сахалине в 1905г.
  14. Японское губернаторство на Южном Сахалине с центром в посту Корсаковском было образовано 1 апреля 1907г. Однако в связи с тем, что первое гражданское управление на Сахалине было создано японцами 23 августа 1905г. в северной части острова, именно этот день отмечается как денно основания губернаторства Карафуто.
  15. Епископ Сергий. На Южном Сахалине/ Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1991. 31. Стр.40-41.
  16. История 30-летнего правления губернаторства Карафуто.  Стр.2.
  17. Таблица составлена автором на основе данных: История 30-летнего правления губернаторства Карафуто. Стр. 877-878.
  18. Там же. Стр. 879-889.
  19. Рыжков А.Н. У подножия горы Российской/ Сахалин. Южно-Сахалинск, 1982. Стр.5
  20. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. Стр.354. (На япон. яз.).
  21. История 30-летнего правления губернаторства Карафуто.  Стр.834.
  22. Там же. Стр. 836.
  23. Там же. Стр. 351.
  24. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. стр.350.
  25. Таблица составлена на основе данных: Высоков М.С. Южный Сахалин и Курильские острова в системе японских колоний./ Краеведы ведут поиск. Южно-Сахалинск, 1985. Стр.68; История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. стр.352.
  26. Таблица составлена автором на основе данных: История насильственной миграции…стр.352.
  27. Такаги К. Послевоенная ответственность Японии и Сахалин. Токио, 1990. Стр. 130. (На япон. яз.).
  28. Государственный архив Сахалинской области (ГАСО). Ф.1_И. Оп. 1. Д. 149. Л., 38-39.
  29. ГАСО. Ф. 1_И. Оп. 1. Д.33.
  30. Таблица составлена автором на основе данных: ГАСО. Ф. 1_И. Оп. 1. Д. 149.  И История 30-летнего правления губернаторства Карафуто. Стр. 90
  31. ГАСО. Ф. 1_И. Оп. 1. Д.30.
  32. ГАСО. Ф. 1_И. Оп. 1. Д.39.
  33. Ежегодник «Хоккайдо таймс». Токио. 1941. Стр.567.
  34. Таблица составлена автором на основе данных: Ежегодник «Хоккайдо таймс». Токио. 1941
  35. Там же. Стр.567.
  36. Колесников Н.И. В одном строю с рабочими и крестьянами. Южно-Сахалинск, 1974. Стр. 108.
  37. Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Токио, 1987. Стр. 128. (На япон. яз.).
  38. Пак Но Хак – председатель Ассоциации проживающих в Японии сахалинских корейцев.
  39. Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Токио, 1987. Стр. 11.
  40. «Асахи журнал». 1987,  5 декабря. Стр. 97 (На япон. яз.).
  41. «Асахи журнал». 1982,  1 октября. Стр. 97 (На япон. яз.).
  42. «Хайкю» - паек (яп.).
  43. «Кейдзе ниппо». 1943, 20 мая. (На япон. яз.).
  44. Шабшина Ф.И. – жена работника советского Генерального Консульства СССР в Сеуле. Жила там в 1940-1946гг.
  45. Шабшина Ф.И. Южная Корея. 1945-1946гг. Записки очевидца. М., 1974, стр.9.
  46. Ли Бен Дю. Южный Сахалин и Курильские острова в годы японского господства (1905-1945гг.). М., 1976. Стр. 21-22.
  47. Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Стр.192.
  48. «Хоккайдо синбун». 1986, 26 июля. (На япон. яз.).
  49. Колесников Н.И. указ. соч. стр.108.
  50. Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Стр.84.
  51. Стефан Д. Сахалин: История. Оксфордю 1971г. стр. 186. (На англ. яз.)
  52. «Хоккайдо синбун». 1978, 22 ноября, вечерний номер (На япон. яз.).
  53. История насильственной миграции…стр. 86-87.
  54. Ри Фе Сон. Путешествие по Сахалину. Япония. 1983. Стр. 5-10. (На япон. яз.).
  55. Там. Стр.7.
  56. Такаги К. Послевоенная ответственность Японии и Сахалин. Токио, 1990. Стр. 131. (На япон. яз.).
  57. «Хоккайдо синбун». 1988, 25 мая (На япон. яз.).
  58. Такаги К. Послевоенная ответственность Японии и Сахалин. Токио, 1990. Стр. 13. (На япон. яз.).
  59. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. стр. 360.
  60. ГАСО. Ф. 171. Оп. 36. Д.5. Л.8-10
  61. «Такобэя» состоит из двух японских слов. «Тако» - осьминог, спрут и «бэя» - комната, камера. Официально «такобэя» в Япнии называется «кангокубэя», что означает – тюремная камера. Почему же тюремная камера – «такобэя»? Существовало поверье: когда спрут не может выбраться из норы, он съедает свои щупальца. Нечто подобное происходит и с «тако». Попытки выбраться из «такобэя» нередко приводят к «самосъедению».
  62. Энциклопедия старинных слов. Токио, 1991. Стр. 1582. (На япон. яз.).
  63. «Докубэя» - лагерь для рабочих строительно-земляных работ.
  64. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. стр. 115-116.
  65. «Сякая сайсакдехоу». Токио, 1930. № 11. (На япон. яз.).
  66. Рабочим не выдавали регулярно зарплату, как принято на обычных предприятиях. Все заработанные суммы переводили на личный счет рабочего. Полный расчет производили при окончании срока контракта. Рабочие были лишены возможности контролировать правильность начисления, не могли убежать из лагеря без денег.
  67. Ко кен Док работал продавцом фирмы «Мицукоси» в г.Сеуле. Когда его завербовали,  ему было 17 лет. Чудом пережив ужас «такобэя», после войны он жил на Хоккайдо.
  68. Ли Юн Бок жил в г.Пусан, Южная Корея. В августе 1943г. завербован в «такобэя». Ему тогда было 18 лет.
  69. Ли Чан Соб родился в провинции Кенсаннамдо, Корея. По вербовке приехал на Карафуто 24 ноября 1939г., работал на шахте Каваками (Синегорск).
  70. Ким Сон Бен родился в провинции Пэняннамдо, Корея. Завербован в «такобэя» в 1942г., после войны жил в г.Саппоро.
  71. Ким Сон Бак родился в провинции Кэнсанбукто,  Корея. Завербован в 1942г., работал в «такобэя» на Курильских островах.
  72. Ким Сун Э, 68 лет, до 1945г. жила в Эсутору (Углегорск). После войны живет в г. Южно-Сахалинске.
  73. Кан Ке Кен, 70 лет, родился в провинции Кенсаннамдо, Корея. В 1944г. завербован в «такобэя» Нисисакутан (Бошняково),  работал на шахте. В настоящее время проживает в г. Южно-Сахалинске.
  74. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. стр. 130-131.
  75. «Хоккайдотаимусуэ». Токио, 1941. Стр. 564.
  76. Там же. Стр. 565.
  77. Се=1.8л.
  78. 100 кин=600 г.
  79. Сечу – японская водка.
  80. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. Стр.351.
  81. Пак Но Хак родился в 1912г. в провинции Чунченбукто, Корея. Образование начальное, по специальности парикмахер. В 1943г. по найму прибыл на Сахалин и работал на шахте Найбути. В 1958г. выехал в Японию. Умер в 1988г. (Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Стр. 15-16).
  82. Ким Дзен Хва родился в 1919г. в Корее. В 1940г. прибыл на Карафуто, работал на шахте Торо (Шахтерск).
  83. «Хоккайдо синбун». 1988, 24 мая. (На япон. яз.).
  84. Таблица составлена автором на основе ежегодника «Карафуто-тонэнкан» и «Ниппон Тэнкоку тоукэн НЭНКАН» соответствующих годов.
  85. ГАСО. Ф. 1_И. Оп. 1. Д.39.
  86. Шабшина Ф.И. Южная Корея. Стр. 18.
  87. ГАСО. Ф. 1_И. Оп. 1. Д.76.
  88. Маркитант в прошлом – торговец, преимущественно съестными припасами и напитками, сопровождающий армию в походе; чаще всего маркитантами были женщины. Маркитантка – женщина, сопровождающая армию для развлечения.
  89. «Тоуицу ниппоу». 1992, 17 января. (На япон. яз.).
  90. Там же.
  91. История насильственной миграции и принудительного труда корейцев. Токио, 1974. Стр.434.
  92. Там же. Стр.444.
  93. «Тэйсинтай» - добровольный ударный отряд.
  94. Житель провинции Кенгидо. Его воспоминания опубликованы в книге «История насильственной миграции и принудительного труда корейцев». Токио, 1974.
  95. О нем сказано в разделе «Такобэя».
  96. Жительница г.Южно-Сахалинска. Родилась в провинции Чунченнамдо, Корея. В 1944г. была обманным путем завербована в качестве маркитантки. «Работала» в Китон (п.Смирных). Тогда ей было 18 лет.
  97. «Чесенба» - корейский бар.
  98. «Юкаку» - публичные дома.
  99. В 1916г. приехал в Японию. С 1918г. жил на Хоккайдо, в городе Саппоро имел свою аптеку.
  100. Араки Конити родился в 1923г. В настоящее время живет в Японии, в провинции Фукуока. Во время войны (1942-1943гг) служил на военно-транспортном судне. Воспоминания опубликованы в книге «Управление колониальной Кореей и проблемы компесации». Токио, 1992, стр. 13 (На япон. яз.).
  101. Речь о кореянке, с которой развлекались солдаты.
  102. Маркитант кореянок. Достоверные факты и проблемы компенсации. Токио, 1992г. стр. 7 (На япон. яз._.

 

Глава третья

 

  1. Стефан Д. Сахалин. Токио, 1973. Стр.100 (На япон. яз.).
  2. Костанов А.И. Освоение Сахалина русскими людьми. Южно-Сахалинск, 1991. Стр. 136.
  3. «Карафутосиниитисинбун». 1920, 27 октября. (На япон. яз.).
  4. Бумажный фонарь.
  5. Стефан Д. Сахалин. История/ Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1992г №3, стр. 81.
  6. СЦДНИ. Ф 2. Оп. 2. Д. 29.  Л. 20-37.
  7. СЦДНИ. Ф 2. Оп. 2. Д. 46.  Л. 5.
  8. СЦДНИ. Ф 2. Оп. 1. Д. 20.  Л. 30.
  9. СЦДНИ. Ф 4. Оп. 1. Д. 44.  Л. 58-60.
  10. Очевидно, 8 января 1936г.
  11. Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40-х годах. Кн.1. М., 1992.
  12. Там же. Стр. 64-65.
  13. СЦДНИ. Ф 4. Оп. 1. Д. 64.  Л. 167.
  14. СЦДНИ. Ф 4. Оп. 1. Д. 70.  Л. 1-3.
  15. Очевидно, техническая ошибка.
  16. СЦДНИ. Ф 4. Оп. 1. Д. 70.  Л. 127-128.
  17. Там же.
  18. Там же. Л. 33.
  19. Там же. Л. 46.
  20. Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40-х годах. Кн.1. М., 1992. Стр. 154, 155, 169.
  21. СЦДНИ. Ф 4. Оп. 1. Д. 70.  Л. 27.
  22. Там же. Л. 28
  23. Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40-х годах. Кн.1. М., 1992. Стр. 140.
  24. Там же. Стр. 131-132.
  25. Социально-культурное развитие корейцев Казахстана. Алма-Ата, 1989, стр. 13.
  26. СЦДНИ. Ф 4. Оп. 1. Д. 70.  Л. 12.
  27. Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40-х годах. Кн.1. М., 1992. Стр. 80.
  28. Там же. Стр. 114-115.

 

 

 

Глава четвертая

 

  1. Ри Фе сон. Путешествие по Сахалину. Япония, 1983. Стр. 6 (На япон. яз.)
  2. Составлено по: ГАСО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 62. Л. 62; Д. 143. Л. 1, 64; Д. 185. Л. 29-32; Д. 82. Л. 72.
  3. ГАСО. Ф. 53. Оп. 25. Д. 2629. Л. 65; Ф. 143. Оп. 1. Д. 62. Л. 67.
  4. «Минто». 1988. № 5. Стр. 184. (На япон. яз.).
  5.  Пак Хен Дю, житель г. Чехов Сахалинской области.  Окончил японскую гимназию, длительное время работал главным бухгалтером Чеховского рыбкоопа. В 1981г. встретился с южнокорейскими родственниками в Японии.
  6. «Минто». 1989. № 6. Стр. 294-304. (На япон. яз.).
  7. Сахалинская область в цифрах. Южно-Сахалинск, 1967. Стр. 9.
  8. История Сахалинской области. Южно-Сахалинск, 1981г.
  9. Сахалинская область в цифрах. Южно-Сахалинск, 1983.
  10.  «Минто». 1988. № 5. Стр. 242-243. (На япон. яз.).
  11.  «Минто». 1989. № 6. Стр. 300-301. (На япон. яз.).
  12.  «Бантекпари» - по-корейски полуяпонец. Лица корейского населения, которые жили до 1945г. с японцами. «Сондюмин» - по-корейски местные жители.
  13.  «Олмаудя» - корейцы, прибывшие с материка после войны.
  14.  «Хоккайдо синбун». 1988, 4 июля.
  15.  « Донг-а Ильбо», 1988, 28 сентября.
  16.   И Ту Хун родился в 1939г. Когда ему было 2 года, японцы забрали его отца на Сахалин, где он и умер. Похоронен в г. Холмске. Чтобы содействовать ускорению процесса возвращения сахалинских корейцев на родину, создал Ассоциацию разделенных семей в КНР и СССР, является ее председателем.
  17.   Рассказы опубликованы в газете «Асахи синбун» за 25, 26, 27 июля 1990г.
  18.   Фамилия изменена.
  19.   Апаат – квартира.
  20.   Се Ен Дюн родился 28 июля 1938г. в г.Осака (Япония). Приехал с родителями на Сахалин в 1944г. В 1958г. окончил Южно-Сахалинский государственный педагогический институт. Работал в школе в г. Корсакове, затем конструктором. Является председателем общества разделенных семей.
  21.   Ким Хюн Дюн, 1939г. рождения. В 1969г. окончил факультет немецкой филологии института иностранных языков, в 1971г. защитил докторскую диссертацию по политическим наукам, с 1981г. депутат парламента, с 1983г. председатель комитета по иностранным делам. В июне 1989г. побывал на Сахалине в качестве руководителя группы депутатов южнокорейского парламента для изучения проблемы сахалинских корейцев. После этого побывал на Сахалине еще в августе 1989г. и дважды в 1991г.
  22.   Ким Сан Хеб родился в 1920г. В 1942г. окончил юридический факультет Токийского университета, доктор юридических наук. В 1977-1982гг. был ректором университета Коре, в 1982-1983гг премьер-министр Республики Корея, с 1985 года Председатель Комитета Красного Креста Республики Корея.
  23.   «Советский Сахалин». 1990г, 10 февраля.
  24.   «Тоуицу ниппоу». 1992г, 12 декабря. (На япон. яз.).
  25.   Сейчас оно называется Обществом разделенных семей сахалинских корейцев.
  26.   «Правда». 1988, 5 июля.
  27.   «Канкоку» - Республика Корея, «чосендзин» - корейцы.
  28.   С марта 1960г. на сахалинских корейцев было распространено действие многих северных льгот.
  29.   В письме написано не только обо мне, но и о других преподавателях, но по этическим соображениям привожу текст, который относится только ко мне.
  30.   «Натиск». 1992, декабрь.
  31.   Ким Ми Ун родился в 1943г., в 1986 г. окончил Хабаровский институт культуры и работал в системе управления культуры Сахалинской области. Является директором корейского культурного центра. С марта 1990г. стал председателем АСК.
  32.   За В.П. Федорова выступала мощная группа поддержки. Среди ее участников – московский профессор Гасанов, нынешний вице-губернатор В.С. Сиренко, нынешний представитель президента РФ по Сахалинской области В.В. Гулий и многие другие. На В.П. Федорова работало и радио, и телевидение, многие местные газеты.
  33.   Ко Чан Сик, родился в 1944г., окончил Московский институт инженеров транспорта. Работает в системе Сахэнерго. Является председателем комитета содействия мирному объединению Кореи.
  34.   Ким Сун Хи родилась в 1946г. в г.Корсакове. В 1964г. окончила корейское отделение Южно-Сахалинского педагогического училища, а в 1970г. – Восточно-Сибирский институт культуры. Работает ст. преподавателем кафедры восточного языка института.
  35.   «Советский Сахалин». 1988, 11 августа.
  36.   Ким Чун Ген, 1939г. рождения, окончил Южно-Сахалинский государственный педагогический институт, работал в редакции «По ленинскому пути», является депутатом городского Совета народных депутатов.
  37.   Пак Хе Дон родился в 1925г. в провинции Кенсаннамдо, Корея, завербован на Карафуто в 1942г., работал на шахте Найбути. Живет в г.Южно-Сахалинск.

 

 

 

Глава пятая

 

 

 

  1. Пак Но Хак родился в 1912г. в провинции Чунченбукто, Корея. Образование начальное, по специальности парикмахер. В 1943г. по найму прибыл на Сахалин и работал на шахте Найбути. В 1958г. выехал в Японию. Умер в 1988г.
  2. Такаги кэнити, 1944г. рождения, в 1969г. окончил юридический факультет Токийского университета, адвокат. Для изучения проблем сахалинских корейцев побывал на Сахалине в 1985, 1988 и 1989гг. Автор ряда книг и статей.
  3. Михара Рэй (настоящая фамилия Сантоу Рэй), 1922г. рождения, образование среднее, до 1975г. домохозяйка, а с декабря 1975г. начальник канцелярии «Сахалинского суда».
  4. «Асахи синбун», 1983, 18 июня. (На япон. яз.).
  5. Кадзимура Сидэки, 1935г. рождения, окончил Токийский университет, профессор университета Канагава, автор ряда крупных работ по истории Кореи, умер в 1989.
  6. Пе Де Сик, 1929г. рождения, окончил Сеульский университет, доктор юридических наук, (1969г.). В настоящее время является деканом юридического факультета, специалист по международному праву и правам человека.
  7. Онума Ясуаки, 1946г. рождения, окончил факультет международного права Токийского университета. Побывал на Сахлине в 1990г.
  8. Кусакава Седзо, 1928г. рождения, депутат японского парламента от партии «Комэйто». Дважды – в 1983 и 1988 гг. посещал сахалин.
  9. Хара Бунбэй, 1912 г. рождения, окончил Токийский университет, бывший чиновник полицейского управления,  депутат японского парламента от ЛДП. В 1988г. побывал на Сахалине.
  10.   Игараси Коудзоу, 1926г. рождения, бывший мэр города Асахигава, депутат соцпартии Японии (Хоккайдо). Побывал на Сахалине в 1988, в 1989гг.
  11.  Эти письма опубликованы в Японии.
  12.   Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Токио, 1987. Стр. 8. (На япон. яз.).
  13.   «Асахи синбун». 1978, 22 ноября. Вечерний выпуск. ( На япон. яз.).
  14.   На Родину! Саппоро, 1988. (На япон. яз.).
  15.   Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Токио, 1987. Стр. 36. (На япон. яз.).
  16.   Кадзимура Сидэки. Корейцы в Японии как постоянно проживающие иностранцы. Япония, 1985. Стр. 28. (На япон. яз.).
  17.  «Хоккайдо синбун». 1988, 9 апреля. (На япон. яз.).
  18.  «Хоккайдо синбун». 1988, 11 апреля. (На япон. яз.).
  19.  Танака Ре, 1932г. рождения. Родился в г. Осака, окончил университет Кансан, работал учителем истории в различных школах Хоккайдо, специалист по малочисленным народностям Севера, имеет ряд интересных публикаций. Побывал на Сахалине 10 раз.
  20.   «Советский Сахалин», 1988, 10 июля.
  21.  «Киедай». Токио, 1989, №3. Стр. 33 (На япон. яз.).
  22.  «Хоккайдо синбун». 1988, 17 сентября. (На япон. яз.).
  23.    Такаги К. Послевоенная ответственность Японии и Сахалин. Токио, 1990. Стр. 130. (На япон. яз.).
  24.   «Канкоку синбун». 1992, 18 августа. (На япон. яз.).
  25.   Такаги К. Старухи в тревожном ожидании. Токио, 1987. Стр. 84-85. (На япон. яз.).
  26.   «Хоккайдо синбун». 1986, 16 мая. (На япон. яз.).
  27.  Там же.
  28.   «Советский Сахалин», 1988, 10 июля.
  29.   Совещательное заседание по проблемам соотечественников, проживающих за рубежом. Сеул, 1989. Стр. 55. (На кор. яз.).
  30.  На Родину! Стр.232.
  31. Там же. Стр. 233.
  32.   «Молодая гвардия». 1989, 27 июня.

 

 

 

КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА

 

ПО ИСТОРИИ САХАЛИНСКИХ КОРЕЙЦЕВ

 

Годы

Число

и месяц

События

1264

 

Китайские солдаты пытаются овладеть Сахалином. Айны вступают с ними в борьбу.

1635

 

На Сахалине появляется первая группа японских дозорных.

1640

 

Экспедиция Ивана Москвитина

1806

 

Н.А. Хвостов объявил о принятии Сахалина во владение России

1808

 

Первая экспедиция Мамия Риндзо. Установление островного положения Сахалина.

Указ императора Александра I о передаче Сахалина под управление Российско-Американской компании.

1849

 

Г.И. Невельской устанавливает островное положение Сахалина

1855

 

Заключение Симодского договора. Подданые Сахалина и России получают право селиться на Сахалине.

1868

 

Прибытие на Сахалин первой группы китайских рабочих из Хонко.

1869

 

Россия организует на Сахалине каторгу. В Японии название «Китаэдзо» меняется на «Карафуто».

1870

 

Прибытие первых групп корейских рабочих на шахты Дуэ.

1875

 

Заключение Санкт-Петербурского договора. Япония признает Сахалин владением России.

1890

 

Поездка Чехова на Сахалин

1904-

1905

 

Русско-японская война

1905

 

Заключение Портсмутского договора. Япония получает Южный Сахалин.

1906

28 авг.

Учреждение японского гражданского управления на Сахалине

1906

1 апр.

Официальная отмена сахалинской каторги

1907

31 мар.

По указу императора Японии №33 на Карафуто образовано губернаторство

1907

1 дек.

Открыто железнодорожное движение на линии Владимировка – Соловьевка

1908

 

Русское правительство объявило Сахалин свободным для заселения

1910

 

На руднике Дуэ забастовали 500 рабочих, в том числе русские, корейцы и китайцы.

1910

22 авг.

Аннексия Кореи Японией

1911

 

Завершение строительства железнодорожной ветки Владимировка - Стародубск

1918

 

В Корее японское оккупационные власти проводят «проверку» земли, в результате которой многие крестьяне было лишены земли и имущества, что вынудило их выезжать в Китай, Россию и Японию.

1919

1 марта

Начало освободительного движения корейского народа, в котором участвовало более 2 млн. человек.

1920

1 окт.

Первая перепись населения на Карафуто, проведенная японскими властями

1920

11 окт.

Открытие железнодорожной линии Хонто (Невельск) – Маока (Холмск)

1920

1 нояб.

Открытие железнодорожной линии Нода (Чехов) - Маока (Холмск)

1920-

1925

 

Оккупация Японией Северного Сахалина

1922

 

Строительство дороги Сакаэхама (Стародубск) – Нитой (Новое), в котором участвовали корейские рабочие

1926

10 июл.

Антияпонское выступление в Сеуле

1927

 

Образован национальный корейский Наумовский сельсовет

1928

 

Открытие железнодорожной линия Тойохара (Южно-Сахалинск) – Маока (Холмск), в строительстве которой участвовали корейцы

1930

1 июн.

На Карафуто организована коммунистическая группа в составе 42 человек.

1938

март

Официальное запрещение преподавания корейского языка в школе

1938

4 мая

Указ императора Японии №316: распространение закона о всеобщей мобилизации на Карафуто.

1939

3 янв.

Побег кинорежиссера Сугнимото и актрисы Окадо на Северный Сахалин.

1939

28 июл.

Достижение договоренности между министерством внутренних дел Японии и оккупационными властями Кореи о вербовке 16400 корейских рабочих для работы на японских шахтах.

1939

сент.

Начало тотальной мобилизации корейских рабочих в Японии.

1939

нояб.

Официальное запрещение корейцам носить корейские фамилии.

1940

20 янв.

Создание в городах Кореи ( в т.ч. Сеуле, Тэгу, Пусане) «бюро трудоустройства для корейских рабочих».

1941

22 июн.

Нападение Германии на СССР.

1941

2 дек.

Обсуждение японским правительством вопроса о мобилизации корейских рабочих на работу в Японию.

1942

22 фев.

Японское правительство принимает закон о мобилизации корейских рабочих для работы в Японии, в том числе и Карафуто. Этот закон по существу разрешил насильственную вербовку.

1942

март

Между конфедерацией труда Кореи, объединением горнодобывающих отраслей и туристической фирмой «Тооа» достигнута договоренность о групповой отправке корейских рабочих, насильственно завербованных для работы в Японии, в том числе и на Карафуто.

1942

12 мая

Образована ассоциация отправки корейских рабочих, которая с 1 июля стала практически выполнять план японского правительства по насильственной вербовке в Японию корейских рабочих.

1942

авг.

С целью ограничения свободного передвижения корейских рабочих вводятся трудовые книжки

1943

март

Начало строительства военного аэродрома Камисикука (п.Леонидово).

1943

18 июн.

Японское правительство официально разрешило использование женского и детского труда на шахтах.

1943

27 ноя.

Конференция США, Англии и Китая, где обсуждался вопрос о государственной самостоятельности Кореи.

1943

29 ноя.

Авария на шахте «Хактедзава» (Карафуто), в результате чего погибло 60 рабочих.

1944

11 авг.

Японское правительство приняло решение о временном закрытии шахт на Карафуто и переброски туда корейских рабочих в Японию для работы на шахтах.

1944

сент.

Официальное решение о насильственной мобилизации корейских рабочих для работы в Японии.

1945

фев.

Ялтинская (Крымская) конференция трех союзных держав: СССР, США и Англии.

1945

8 авг.

СССР присоединился к Потсдамской декларации и объявил войну Японии.

1945

12 авг.

Взята Хандаса.

1945

13 авг.

Губернатор Карафуто принимает решение об эвакуации населения

1945

15 авг.

Начало штурма Харамитогэ.

1945

17 авг.

Освобожден Котон.

1945

18 авг.

Освобождены Торо и Эсутору.

1945

20 авг.

Бои за Маока (Холмса).

1945

23 авг.

Убийство японцами в п.Мидзухо 27 корейцев.

1945

25 авг.

Советская военная администрация запрещает население Карафуто покидать остров. До этого времени в Японию успели выехать 76 тыс. человек, в том числе корейские женщины и дети.

1945

25 авг.

Освобожден главный город Карафуто – Тойохара (Южно-Сахалинск).

1945

2 сен.

Подписание акта о безоговорочной капитуляции Японии.

1946

2 фев.

Создание Южно-Сахалинской области, входившей в состав Хабаровского края.

1946

13 мар.

В Японии опубликованы данные о корейцах: их численность составила 647006 чел. Из них 514 060 чел. Высказали желание выехать на родину, в т.ч. 9701 чел. В Северную Корею. С августа 1945г. на родину уже вернулись 940 438 корейцев.

1946

апр.

Советская власть пресекла возможность жителей Сахалина нелегально выезжать в Японию. За это время отсюда нелегально выехали около 24 тыс. чел., в том числе и корейцы.

1946

май-сент.

В городах Южного Сахалина образовалось Корейское народное общество, которое провело перепись корейцев.

1946

сент.

В городах Сахалина открываются корейские школы.

1946

3 окт.

Образование ассоциации корейцев, проживающих в Японии («Миндан»).

1946

20 ноя.

Командование американских оккупационных войск объявило, что те корейцы, которые не выехали из Японии, должны жить по ее законам. Корейское народное общество организовало перепись населения на Сахалине. По ее итогам численность корейцев на Сахалине составила 43 000 чел. ( в том числе 3000 чел. – выходцы из Северной Кореи).

Начало прибытия на Сахалин рабочих из Северной Кореи по вербовке для работы в рыбной, лесной, бумажной промышленности.

1946

19 дек.

Подписание представителями СССР и США соглашения о репатриации с Сахалина японцев.

1947

25 янв.

Образована и выведена из подчинения Хабаровского края единая Сахалинская область.

1948

15 авг.

Образование Республики Корея

1948

9 сен.

Образование Корейской Народно-Демократической Республики

1948

10 дек.

ООН принимает Декларацию прав человека.

1948

20 дек.

Республика Корея принимает закон о гражданстве.

1949

1 июн.

Вышел первый номер газеты «Корейский рабочий».

1949

22 июл.

Массовая репатриация жителей Сахалина в Японию закончена. С 5 декабря 1946г. по 22 июля 1949гг. отсюда выехали 292590 чел. (в том числе и корейцы).

1950

25 июн.

Начало корейской войны.

1951

авг.

Без участия СССР подписан Сан-Францисский мирный договор.

1951

8 сен.

Редакция газеты «Корейский рабочий» переезжает их Хабаровска в Южно-Сахалинск.

1952

15 фев.

Первое заседание японско-южнокорейских переговоров.

1952

19 апр.

Министерство юстиции Японии опубликовало решение №438, по которому все корейцы потеряли японское гражданство, поскольку Корея уже отделена от Японии.

1952

28 апр.

Опубликован Сан-Францисский мирный договор.

1952

1 сен.

В Поронайске открыто корейское отделение педагогического училища.

1953

 

Сахалинских корейцев начинают принимать в гражданство СССР.

1956

19 окт.

Подписание советско-японской декларации

1957

1 авг.

Возобновление репатриации японцев с Сахалина. С 1 августа 1957г. по 27 августа 1959гг. было организовано 7 выездов, в ходе которых были репатриированы 766 японцев и 1541 чел., состоявших в смешанных браках ( в основном – корейцы).

1957

окт.

Выступление группы корейцев в Южно-Сахалинске.

1958

14 янв.

Репатриация в Японию Пак Но Хак и др.

1958

6 фев.

В Токио образовано Общество по возвращению интернированных на Сахалине корейцев.

1960

 

По оценкам Общества по возвращению интернированных на Сахалине корейцев на Сахалине проживают 42.5 тыс. корейцев. Из них: имеют гражданство СССР – 13тыс. (25%), КНДР – 25тыс. (65%) и без гражданства – 4.5 тыс (10%).

1963

 

Закрытие корейских школ

1965

1 апр.

Житель Корсакова Ким Ен Бин, ссылаясь на управление внутренних дел, заявил, что если правительство Японии даст разрешение, то советская сторона не будет возражать против отъезда сахалинских корейцев в Японию. На Сахалине распространяются репатриационные настроения.

1966

 

Общество по возвращению интернированных на Сахалине корейцев опубликовало список сахалинских корейцев, желающих вернуться на родину. (В списке 6924 семьи).

1970

10 дек.

В г.Тэгу (Южная Корея) образована Ассоциация разделенных семей в КНР и СССР во главе с И Ту Хуном.

1971

10 июл.

Возвращение на родину через Японию Сон Си Киу.

1973

16 мая

Заявление представителя советского Красного Креста о том, что, если японское правительство разрешит проживание в своей стране или через свою страну отправит в Корею сахалинских корейцев, Красный Крест СССР будет оказывать содействие в этом.

1974

2 окт.

Заявление Председателя Совета Министров СССР А. Косыгина о том, что если японский МИД обратится с просьбой о выезде сахалинских корейцев на родину, то правительство СССР не будет возражать.

1975

17 июл.

Создание Группы по защите иска сахалинских корейцев, которая затем была переименована в Группу по защите сахалинского суда. Возглавил ее адвокат Касиоки Сироси.

11 авг.

МИД Японии выдал 2 000 экз. бланков-вызовов для сахалинских корейцев

1976

20 фев.

Первое заседание «Сахалинского суда».

март

Японское правительство приняло решение о разрешении сахалинским корейцам на посещение Японии.

18 мар.

Возвращение через Японию на родину Че Ден Сика из г. Анивы. В 1977г. он умер в Корее в возрасте 56 лет.

июнь

Четверо сахалинских корейцев после получения разрешения на выезд из СССР приехали в Находку. Однако, не получив вовремя визы из Японии, они были вынуждены вернуться на Сахалин. Трое из них умерли на Сахалине.

1977

27 янв.

Советское правительство насильно отправило в КНДР семьи Рю Кир Те в количестве 6 чел. и Гван Тэ Рю в количестве 4 чел., которые требовали возвращения в Республику Корея.

1981

20 ноя.

Первая встреча сахалинских корейцев с южнокорейскими родственниками в Японии (семья Пак Хен Дю из г.Чехов).

1983

17 апр.

В Токио образовано Общество по размышлению о послевоенной ответственности Японии в Азии.

25 июл.

Посещение Сахалина депутатом японского парламента Кусакава Седзю и встреча с секретарем ОК КПСС А. Кузиным.

1 сент.

Гибель южнокорейского пассажирского самолета в результате ракетной атаки советского самолета.

1984

12-13 авг.

В Токио состоялся международный симпозиум «Раздумья о вопросе возвращения сахалинских корейцев», в котором участвовало 250 человек из Японии, Республики Корея, Сингапура.

1985

21-25 окт.

В газете «Асахи синбун» опубликована серия статей Худзимори Кан о сахалинских корейцах.

1986

15 янв.

Член Политбюро ЦК КПСС М.Соломенцев впервые публично заявил, что Советское правительство даст разрешение на выезд сахалинских корейцев.

16 янв.

Министр иностранных дел СССР Э.А. Шеварнадзе в Токио подтвердил разрешение на выезд сахалинских корейцев.

31 мая

Э.А. Шеварнадзе заявил, что выезд сахалинских корейцев в Японию или Республику Корея возможен лишь при согласии правительства КНДР. Тем самым он по существу отошел от собственного заявления от 16 января.

1988

 

Японское правительство выделило на 1988г. для организации встреч сахалинских корейцев со своими родственниками 7 620 тыс. иен.

июнь

Посещение Сахалина группой депутатов парламента Японии во главе с Хара Бунбэй (4 чел.) для изучения проблем сахалинских корейцев.

17 авг.

Прибытие на Сахалин группы артистов из провинции Северного Хванхэто КНДР.

сентябрь

Посещение Республики Корея Сун Дюн Мо, Ким Сун Дином, Бок Зи Коу во время Олимпийских игр в Сеуле.

Открытие корейского отделения в Южно-Сахалинском пединституте.

 Образование при Южно-Сахалинском горкоме КПСС совета по работе среди корейского населения.

1989

январь

В Сахалинском областном краеведческом музее впервые открыта выставка «Сахалинские корейцы».

Впервые в истории Сахалина первый секретарь обкома КПСС лично проводит собрание корейского населения по обсуждению межнациональных проблем.

Образование инициативной группы по содействию организации встреч родственников.

16-21 февр.

Изучение технической возможности прилета южно-корейскогого самолета «КАЛ» в аэропорт Южно-Сахалинска.  Японское правительство выделило на 1989г. для организации встреч родственников сахалинских корейцев 58 млн. иен.

апрель

Посещение Сахалина делегациями парламентов Японии (во главе с Игараси Коудзоу) и Республики Корея (во главе с И Ту Хуном).

3 июня

Областное учредительное собрание по созданию общества разделенных семей сахалинских корейцев. Председателем общества избран Се Юн Дюн.

13-15 июня

Посещение Сахалина депутатом парламента Республики Корея Ким Хюн Ук.

15 июля

Прекращение деятельности сахалинского суда

26 сент.-

4 окт.

Посещение Сеула группой сахалинских корейцев для встречи с родственниками.

1990

2 янв.

Первая передача телевидения «KBS» «Ищем сахалинских родственников».

24 мар.

Образование Ассоциации сахалинских корейцев (АСК) и избрание ее председателем Ким Ми Уна.

28-20 июля

Выступление на стадионе «Спарта» артистов Республики Корея, приехавших по приглашению редакции газеты «По ленинскому пути».

15 авг.

Выступление на стадионе «Космос» звезды корейской эстрады Ким Ен Дя перед 10 тыс. аудиторией.

Сентяб.

Образован комитет по содействию мирному объединению Кореи во главе с Кон Чан Сиком.

1991

Август

Праздник освобождения с участием делегаций Республики Корея и КНДР на стадионе «Космос», где поднят впервые флаг «Объединение».

Сентяб.

Прибытие южнокорейской делегации для посещения «могил» погибших пассажиров «Боинга-747».

10 дек.

Открытие восточного факультета Южно-Сахалинского педагогического института.

1992

Январь

Визит губернатора Сахалинской области В.П. Федорова в Республику Корея. Переговоры по установлению побратимых отношений между Сахалинской областьб и Дзэдюдо.

28 июля

I Международная конференция по проблемам исследования Кореи (Гонолулу, США), на которой выступил профессор Бок Зи Коу.

18-19 августа

Международный симпозиум по проблемам объединения Кореи с участием 12 стран, г.Южно-Сахалинск.

17 нояб.

В Южно-Сахалинске установлен памятник, посвященный сахалинским корейцам – жертвам японского империализма.

декабрь

Председатель Сахалинской областной ассоциации корейских старейшин Пак Хе Дон передал японской стороне список на 13 484 чел., желающих выехать в Республику Корея на постоянное место жительства.

 

 

 

>