Раздел 1. Глава 4

Глава 4. «Ум, честь и совесть нашей эпохи»

 

Челночная поездка временами даёт весьма полезную информацию. Знойным летом 2010 года, шагая по платформе вокзала Ярославль-Главный к вагону в конце состава, случайно обратил внимание на карту Северной железной дороги (СЖД) на торцевой стене двухэтажного жёлтого здания багажного отделения. Узнал, что в 2008 году СЖД исполнилось 140 лет. Эта магистраль, начинающаяся в Ростове Великом и заканчивающаяся в Архангельске, включает в себя также вокзал Ярославль-Главный.

 Мамонтов ум, честь и совесть дореволюционной эпохи

В создании СЖД выдающуюся роль сыграл известный русский промышленник и меценат С.И. Мамонтов, кому в Ярославле поставили памятник – одно из великолепных скульптурных произведений, увиденных мною. Чтобы ещё раз полюбоваться, в один из погожих октябрьских дней 2010 года я спустился с платформы и подошёл ближе к тому месту, где находится радующий глаз уголок с памятником на привокзальной площади. Мне удалось  внимательно осмотреть шестиметровую композицию, которая представляет собой бронзовую фигуру Мамонтова в полный рост на впечатляющем постаменте.

 Рядом с памятником установлены две монолитные плиты из красивого тёмного гранита, на одной из которых высечена карта железной дороги времён Мамонтова с его пророческими словами, а на второй – краткая биография. Выгравированные на плитах тексты заслуживают того, чтобы воспроизвести здесь:

Схема Московско – Ярославско – Архангельской дороги на 1899 год

«… дорога эта, служа настоятельным требованиям края, не останется без достаточного движения, даже на первое время. А в будущем, по мере развития торговли и промышленности края, движение по ней увеличится, и, таким образом, успех предприятия компании будет идти рука об руку с развитием благосостояния края»

                                                                                С.И. Мамонтов 20 июня 1872 года

 Патриоту своей страны, строителю железных дорог – Савве Ивановичу Мамонтову

(1841 – 1918)

«Савва Мамонтов – основатель Северной магистрали, величайший меценат и промышленник, вложивший свой капитал в развитие железнодорожного транспорта, в строительство заводов, производящих подвижной состав и рельсы. Железная дорога до Ярославля, Вологды и Архангельска построена возглавляемым им акционерным обществом»

 Эти ёмкие в несколько строк слова содержат целую эпоху развития капитализма, и в частности, историю формирования железнодорожной транспортной артерии в России до большевистского захвата власти. Заинтересовавшись биографией мецената, я узнал, что вскоре после моего перевода в Ярославль, 31 июля 2008 года, в день 140-летия Северной железной дороги, в городе состоялось знаменательное событие. Был торжественно открыт памятник С.И. Мамонтову – работаскульптора Сергея Медведева.

К сожалению, невозможно обойти без внимания тот факт, что уже кто-то успел обезобразить композицию: края трёх облицовочных мраморных плиток, обрамляющих гранитную плиту, что находится ближе к платформе, частично отколоты. Торец нижней плитки бортика лестничного марша также) отколот. Так отколоть можно не иначе как, со злостью орудуя кувалдой или тяжёлым металлическим предметом. Настоящий вандализм, надругательство над светлой памятью прекрасного соотечественника.

Грустно, что на подобные поступки у многих людей находится желание, время и даже азарт. Наблюдая за жизнью в стране, я то и дело прихожу к печальной мысли, что у многих жителей, особенно среди молодёжи, кипит разрушительная энергия. Эта энергия постоянно портит и приводит в негодность места общего пользования, здания и сооружения социального назначения. Необузданная волна вандализма с особой силой проснулась после провала Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в августе 1991 года, приведшего к исчезновению советской империи. Как только ГКЧП бесславно прекратил своё существование, повсеместно начался бессмысленный снос памятников большевистским лидерам, а затем разрушение всего того, что попадало в руки исступлённых вандалов. Вряд ли Савва Иванович хотел бы увидеть Россию с такими людьми без совести и здравомыслия, разрушительные действия которых продиктованы фантазиями воспалённого мозга. Как тут вновь не вспомнить слова Булгакова, что в России «разруха не в клозетах, а в головах».

Мамонтов родился в семье винного откупщика 15 октября 1841 года в городе Ялуторовск Тобольской губернии (ныне Тюменской области). В 1849 году семья переехала в Москву, где для сына был нанят гувернёр, который хорошо подготовил будущего промышленника к получению высшего образования. Он учился в Москве, затем в Петербурге, где окончил Петербургский институт корпуса гражданских инженеров.

 В 1862 году по желанию отца молодой, подающий надежды человек, начал заниматься предпринимательской деятельностью. Обладая деловой хваткой, Савва Иванович составил крупное состояние на развивавшемся тогда железнодорожном строительстве. По его инициативе и активном участии построены: дорога Ярославль – Архангельск и Донецкая каменноугольная железная дорога, соединявшая Донбасс с Мариупольским портом. Онстал главным акционером общества Московско – Ярославско – Архангельской железной дороги, Товарищества Невского механического завода, Общества Восточно-Сибирских чугуноплавильных заводов, основателем Мытищинского вагоностроительного завода, занимался добычей железной руды и выплавкой чугуна.

     Мамонтов, будучи чрезвычайно одарённым и разносторонне развитым человеком, сыграл неоценимую роль и в литературно-художественной жизни России. Свои мечты о прекрасном в жизни ему удалось воплотить на отдельно взятой территории. В 1870 году он купил у наследников писателя Аксакова подмосковное имение Абрамцево – дом и 285 десятин земли. Здесь, в живописном месте, сложилась исключительно благоприятная атмосфера для творчества. Говорят, что в Абрамцеве, где слышалась «интимная национальная нотка», могли быть написаны шедевры русской живописи: «Богатыри» и «Алёнушка» Васнецова, «Видение отроку Варфоломею» Нестерова. Только «в этой обстановке артистичности, свободной раскованности, созданной вдохновляющим деспотизмом Саввы Ивановича», могла появиться «Девочка с персиками» (на картине изображена Вера – очаровательная дочь Мамонтова) двадцатидвухлетнего Серова[43].

На сороковинах его памяти Васнецов сказал: «Нужны личности, не только творящие в самом искусстве, но и творящие ту атмосферу и среду, в которой может жить, процветать, развиваться и совершенствоваться Искусство. Таковы были Медичи во Флоренции, папа Юлий II в Риме и все, подобные им творцы художественной среды в своём народе. Таков был и наш почивший друг Савва Иванович Мамонтов. Мы все, любящие радость красоты, пока живы, никогда его не забудем. И те, кто после нас будут жить, пусть никогда не забывают Савву Мамонтова»[44].

К прекрасным словам Васнецова трудно что-либо добавить. Нам остаётся тольковосхищаться величием Саввы Ивановича. Именно такие люди делают страну более великой и светлой. Кроме того, такая личность, будучи явлением российским, несомненно, составляет гордость народа. А я ещё раз убедился в том, как важно знать и эту сторону истории, чтобы по-другому смотреть на Россию с её многострадальным и талантливым народом.   

Работа в КМР дала мневозможность расширить знания не только в литературно-художественной жизни, но и в области развития железнодорожного транспорта России, история которого начинается во второй половине 30-х годов ХIХ века. Прокладку железной дороги, а это в принципе хозяйственная модернизация страны, Российская империя начала задолго до реставрации Мэйдзи (в 1868 году), после которой Япония начала форсировано развиваться по капиталистическому пути. 

Начало постоянного моего проживания и работы в Ярославле практически совпало с таким замечательным событием, как открытие памятника Мамонтову. Такое совпадение – счастливая случайность. Она выпала на мою долю в связи с тем, что в 2008 году СЖД исполнилось 140 лет, шла подготовка к тысячелетнему юбилею Ярославля, которая оказала определённое влияние на выбор КОМАЦУ территории для строительства завода. Настроенная по-особенному накануне юбилея областная администрация приложила немало усилий для того, чтобы привлечь внимание японцев. Она всегда радушно принимала делегацию КОМАЦУ, тщательно готовилась к встрече. Часто оказывал тёплый и заинтересованный приём сам губернатор области Лисицын, затем продолжал в том же духе Вахруков, позже назначенный губернатором. Администрация предложила КОМАЦУ удобно расположенную территорию, гдерядом находились подстанция, магистральный газопровод, городская канализация, шоссейная дорога, соединённая с федеральной. Официальные лица подчёркивали готовность предоставить определённые налоговые льготы, взять на себя заботу о расширении и реконструкции дороги. После Ярославля все территории в других субъектах РФ оказались менее привлекательными по многим показателям.

То, что Ярославль стал важным промышленным городом, а Ярославская область с сопредельными территориями – одним из ведущих индустриальных регионов России, во многом обязано Мамонтову, основателю СЖД., без которой вряд ли Ярославская земля вместе с соседними превратилась бы в известный промышленный край. Как ни странно, получается, что первоначальную основу для привлечения Комацу заложил промышленник и меценат почти полтора века назад.

По мере того, как шире узнаю о его неоценимом вкладе в хозяйственное развитие России и впечатляющей меценатской деятельности, я всё больше убеждаюсь в том, что Мамонтов был человеком из плеяды замечательных русских, представлявших собой ум, честь и совесть дореволюционной эпохи. Думается, что ярких личностей такого масштаба в современной России совсем немного. А ведь обществу  в настоящее время необходима целая прослойка населения, состоящая из высокообразованных людей с выраженным чувством чести и совершающих свои поступки в соответствии с подлинной совестью. Чтобы эта прослойка, будучи социально-политической силой, исполняла бы роль катализатора морального и нравственного оздоровления нации, повела бы за собой отечество по цивилизованному пути. И чтобы правящая элита страны опиралась на эту силу.  

 


 «Коммунисты ум пропили, честь потеряли, совесть сгноили»

 Когда задаёшь себе вопрос, были ли какие-либосоциально-политические силы в СССР, то сразу в голове возникает мрачный образ единственной политической партии страны – КПСС, которая без всякого на то основания объявила себя не больше и не меньше, как: «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи». Сейчас все знают, что у КПСС не было ни ума, ни подлинной чести, ни настоящей совести! Она не соответствовала ни одному из перечисленных критериев. «Коммунисты ум пропили, честь потеряли, совесть сгноили», – так говорили в народе. Компартия не только дискредитировала себя, но и девальвировала эти важные понятия в жизни общества до такой степени, что они звучали как пустые слова. При социализме устарели такие поведенческие и социальные ориентиры, как «честь и совесть», утратив свои первоначальные значения, либо были вытеснены или подменены другими «руководящими указаниями». Это привело к страшному подрыву моральных и нравственных устоев в партии, а вместе с ней и в обществе. Не случайно во времена Генерального секретаря Брежнева народ любил повторять, что рыба гниёт с головы, имея в виду катастрофический упадок нравственно-этических норм и проникновение процессов разложения на самый верх социальной лестницы, в политическую элиту общества.

Брежнева в последние пять лет жизни, называли не иначе, как «дорогой наш Леонид Ильич». На самом деле он был «дорогим» только партийному аппарату, тесно переплетённому с элитой армии и КГБ. На этих трёх китах власти и держался настолько прочно брежневский режим. При этом Генсек, глава могущественного СССР, не ослеплял окружение и народ ни блестящей эрудицией, ни мудростью. По интеллекту он был скорее человеком посредственным. Но сам онтак не думал, будучи уверенным, что занял «место по достоинству». Ему удалось стать политическим долгожителем, проявив себя как непревзойдённый «гроссмейстер» аппаратных компромиссов, продержаться у власти 18 лет, до самой смерти.

 Генсек был на редкость цепким, хитрым и даже злым политиком с острым чутьём. Он хорошо освоил одну чрезвычайно важную для себя истину: мало овладеть властью, необходимо уметь её удерживать. Прежде всего, для себя, далее для своего клана и аппарата, которые должны быть его опорой. При этом он умел тихо, без скандала отправлять своих опасных конкурентов на другую работу или на пенсию, выводя их из Политбюро ЦК КПСС – фактически высшего органа власти в СССР. Такая судьба постигла партийного лидера Украины Шелеста, таких политических тяжеловесов, как Подгорный, Воронов, Мазуров, Шелепин и Полянский. Причём подобные решения объявлялись как бы между делом. В конце заседания Политбюро Брежнев доставал какую-то бумажку и буднично читал: «мы вот тут посоветовались с товарищами по организационному вопросу, и есть такое мнение...» Генсек зависел от поддержки аппарата, особенно от республиканских ЦК КПСС, первых секретарей обкомов и крайкомов, но и аппарат всё более попадал в возрастающую зависимость от Леонида Ильича – ведь он давал  им те же гарантии несменяемости власти!

 В первое десятилетие властвования Брежнев был энергичным и достаточно либеральным правителем. После 1974-1975 годов он начал дряхлеть. Вместе с ним старели чиновники высших эшелонов власти. Политбюро ЦК КПСС вяло обновлялось и становилось геронтократическим. Новые его члены были в основном из числа пожилых. Тихонов стал членом Политбюро, когда ему стукнуло 74 года, Устинов – 68 лет, Черненко – 67. В середине 1980 года оно состояло из 14 чел., восьмерым из них было за 70 лет, четверым – за 66, одному 62 года. Лишь Романов среди них был относительно молодым – 58 лет. Дряхлый, слабо работоспособный, но «дорогой наш Леонид Ильич», всё больше полагался на помощников. При этом аппарат всё более славословил немощного старца. В стране утвердился геронтократический диктат, Советская держава попала в полосу застоя, во многом предопределившего развал СССР.

 Симптоматичным было увлечение Генсека иметь боевые награды. Маниакальная страсть к геройским золотым звёздам в последние месяцы жизни привела к тому, что он заплакал, когда узнал, что его собираются наградить орденом, а не Золотой Звездой Героя Советского Союза, так как очереднуютакую награду он ужеполучил недавно. Высоким мужам пришлось подсуетиться и дать другое поручение наградному отделу Президиума Верховного Совета СССР. Создавалось впечатление, что он непременно хотел признания как «выдающийся руководитель партии и советского государства» не на словах, а именно наградами, званиями и должностями. Под натиском его капризов дело с наградами приняло смехотворный оборот, потребовавший немалых затрат из бюджета. Представьте себе: перекалывать многочисленные награды с одного костюма на другой – дело канительное, а ещё и уйму дырок нужно проделывать. Поэтому для Генсека высокопоставленные подхалимы дали распоряжение изготовить дубликаты его геройских звёзд. Кроме пяти полученных золотых звёзд, у него на даче лежали в коробочках 34 дубликата – 13 звёзд Героя Социалистического Труда и 21 звезда Героя Советского Союза из чистого золота! В 1981 году, накануне 50-летнего пребывания Брежнева в партии, только для него одного отлили из золота значок «50 лет пребывания в КПСС».

 В 1978 году Брежнев «выклянчил» себе Орден «Победа» – высшую военную награду СССР. Звезда и расходящиеся лучи, составляющие основу ордена, сделаны из платины, а в лучи вставлены крупные рубины, обрамлённые бриллиантами. Всего на ордене 170 драгоценных камней общим весом 16 каратов. Орден, сделанный в ограниченном количестве из благородного металла и драгоценных камней, до сих пор остаётся самым дорогим из когда-либо существовавших наград. Орденом «Победа» были награждены высшие военные чины, внёсшие крупный вклад в победу во Второй мировой войне. Брежневу, полковнику во время войны, непременно хотелось быть ровней прославленным полководцам. И он добился получения военного звания «Маршал СССР», а затем – самой престижной военной награды[45].

 31 марта 1980 года Брежневу была торжественно врученаЛенинская премия по литературе за плагиатство – за трилогию мемуаров «Малая Земля», «Возрождение» и «Целина». Трилогию написали «литературные негры» Аграновский, Сахнин и Мурзин. Книги вышли астрономическим тиражом в 400 млн. экземпляров и как «шедевры» вошли в школьную программу по литературе. Мемуары были переведены на многие языки и разосланы в национальные библиотеки 120 стран мира. За трилогию «писатель» Брежнев, помимо денежной премии в размере 10 тыс. руб., получил и авторский гонорар за три книги – 179 241 тыс. руб.[46] Это была гигантская сумма по тем временам

Когда здоровье резко ухудшилось, Брежнев несколько раз ставил вопрос о своей отставке. Но его близкие соратники, в том числе матёрые аппаратчики Суслов и Кириленко, движимые личными интересами, уговорили больного не уходить на пенсию. Хотя в интересах страны и народа, да и для здоровья Генсека нужно было удовлетворить его просьбу. Когда в 1976 году помпезноотмечали семидесятилетний юбилей Генсека, Кириленко подчеркнул, что 70 лет – средний возраст, подбадривая Брежнева находиться на вершине власти как можно дольше. «Верные» соратники, поставив свою выгоду выше судьбы государства и народа, проявили безответственность и безнравственность.                                                     

 С их подачи искусственно создавался и утвердился культ личности Брежнева. Публично провозглашали его «великим ленинцем», хотя Брежнев не читал трудов Ленина. Развешивались портреты Генсека, транспаранты с его изображением и крылатыми выражениями из зачитанных им речей. Во время демонстраций трудящиеся проносили портреты Брежнева и других членов Политбюро. Номенклатурная элита продолжала восхвалять старца. А Генсек перестал контролировать себя, всерьёз воспринимал славословия, утратив способность самокритики и самооценки.

 Когда появились симптомы застоя в развитии экономики, явно напрашивалось радикальное обновление всех сторон жизни общества, но правящий аппарат во главе с Генсеком оказался не в состоянии пойти на такой шаг. Это неотвратимо вело к нравственному загниванию, криминализации общества, маразму в духовной жизни. Начался масштабный процесс деградации, проявившийся в протекционизме и кумовстве даже в высшем эшелоне власти. Брежнев назначал на высокие государственные посты своих друзей, лично преданных клевретов, родственников. Такая порочная практика многократно дублировалась на местах, где она быстро усиливалась, опутывая всю политическую систему.

 Такую тяжелобольную страну унаследовал Горбачёв, который в октябре 1980 года стал членом Политбюро ЦК КПСС. Он видел деградацию и загнивание не только в обществе, но и в высших эшелонах власти изнутри. В 1985 году Горбачев как выдвиженец политической системы, созданной Брежневым, поднялся на Олимп власти. Новый Генсек пытался перестроить страну, сохранив фундаментальную основу – социалистический строй. Он объявил гласность, создание социализма с человеческим лицом, но у него ничего не получилось. Главным итогом его политики стали распад СССР и образование СНГ.


 Ум, честь и совесть советской эпохи

 Во времена доблестных рыцарей и прекрасных дам российская знать предпочитала расставаться с жизнью, чем потерять честь. И принято было защищать на поединках не только собственную репутацию, но и достоинство своих близких, а также дорогих сердцу людей. Честь, совесть и благородство были неизменными социальными и нравственными ориентирами в культурном слое населения, определяя морально-нравственную атмосферу в обществе. В результате революционных катаклизмов и гражданской войны, кровавой братоубийственной рубки многие прекрасно воспитанные именно в таком духе русские, вынуждены были покинуть Отчизну. Но даже вдали от родных рубежей, находясь в стеснённых бытовых условиях, они навсегда сохранили Россию в своем сердце, не изменяли истинно русскому характеру и создавали доброе имя соотечественникам. В этом проявлялисьглубокое осознание нравственных значений, совершаемых ими поступков, и несгибаемая сила духа.

 Несмотря на эмиграцию большинства прекрасно воспитанных русских и сталинские репрессии, уничтожившие оставшуюся часть элитарной прослойки населения, в СССР были люди, действительно представлявшие собой ум, честь и совесть. К числу таких личностей можно было отнести Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго, академика Андрея Дмитриевича Сахарова, академика Дмитрия Сергеевича Лихачева, писателя Александра Исаевича Солженицына, виолончелиста и дирижера Мстислава Леопольдовича Ростроповича. К ним относится и ныне здравствующий академик Российской академии художеств Илья Сергеевич Глазунов. Кстати, Сахаров, Лихачев, Солженицын и Ростропович сильно пострадали от советской власти из-за того, что ни на йоту не хотели пойти на сделку со своей совестью. И что очень важно: такие люди никогда полностью не удовлетворяются собой. Поэтому они беспрестанно стремятся к самосовершенствованию, берут на себя вину или хотя бы какую-то часть вины за морально-нравственную неустроенность общества. А это означает, что совесть у них никогда не может быть спокойна, она постоянно подталкивает их на благородные поступки. Такие личности представляют собой национальное достояние. К сожалению, подобные люди составляли ничтожную часть населения, которая не могла существенно повлиять на состояние общества в целом.

 После Крещения Руси Православие и Россия всегда были связаны неразрывно, слиты воедино. Их не сумели разъединить даже мрачные годы воинствующего атеизма и большевистских гонений на Церковь. В самые тяжёлые годы советского периода вера в Бога не умирала, Русская Православная Церковь жила. За это время сам русский характер пропитался христианским духом. И как только появилась возможность свободно посещать церковные службы – народ пошёл в храмы, никем не принуждаемый.

Алексий Второй сыграл большую роль в сохранении православных традиций. Во все места, куда егоприглашали, Первосвятитель нёс христианский свет духовной культуры. В обстановке, где его неизменно слушали с большим вниманием, от него требовались не только высокая нравственность, безупречная честность и истинно православная духовность, но и способность говорить языком современного человека, помогать в разрешении самых сложных проблем. И с этой задачей он справлялся блестяще.

Трудно переоценить роль Первосвятителя в сближении религии и государства, что очень важно для нравственного оздоровления России. 6 декабря 2008 года, на следующий после его кончины день, газета «Коммерсантъ» отметила: «Патриарх Алексий II стал… первым представителем церкви, которому удалось настолько сблизить интересы религиозной и государственной власти, что отделить одну от другой стало впредь невозможно»[47]. 

Одним из ярких примеров современных людей, живших по законам чести и совести, являлся академик Д.С. Лихачёв. Он понимал, что в России не хватает добра и сострадания, поэтому написал свои знаменитые десять заповедей человечности, следуя которым любой человек не только не уронит своё достоинство, но и даже сможет помочь другим не потерять его. Одна из десяти заповедей гласит: «Пусть труд и мысли твои будут трудом и мыслями свободного творца, а не раба». Только глубокомыслящий и совестливый человек мог обратить внимание на эту сторону и написать так чётко. Глядя, куда катится страна, Дмитрий Сергеевич выразил своё беспокойство словами: «С утра до вечера думаю, выдержит ли Россия груз той черноты, который всё больше на неё наваливается?»[48] У академика болело сердце за Россию, ему было стыдно за всё, что происходило вокруг: игнорирование общественных норм поведения, правовой нигилизм, стяжательство и обогащение любыми средствами, коррупционные метастазы, расползающиеся по всему телу страны, растаскивание народного добра теми, кто был ближе к государственной «кормушке», усилившаяся морально-нравственная деградация.

В 1960-1980-е годы советский народ пережил такое явление, как правозащитное движение. Героев той борьбы с политическим режимом СССР было немного, но всегда и во всех странах праведниками становились лишь немногие. Одним их ярких правозащитников был академик Андрей Дмитриевич Сахаров – человек абсолютной честности и чистоты, названный Солженицыным «чудом для России».

Академик Сахаров являлся одним из создателей идеологии правозащитногодвижения, изложив и обосновав цель движения в программной работе «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В обстановке широкого международного признания правозащитного движения советские власти активизировали наступление против него. Это и приостановка выхода «Хроники текущих событий», и разворачивание кампании в СМИ по дискредитации Сахарова, награждённого Нобелевской премией мира в 1975 году. Правозащитное движение, организовав Хельсинские группы, выступило с требованием к СССР выполнять обязательства, взятые при подписании в 1975году в Хельсинки Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. С конца 1979 года правозащитное движение развернуло кампанию против ввода советских войск в Афганистан. Реакцией властей на это стало усиление репрессивных действий: арест членов Хельсинкских групп, высылка в Горький и лишение всех наград Сахарова.

Значение правозащитного движения, в котором активное участие принимал академик, заключалось в выработке системы гражданских ценностей: свобода личности, права человека, независимость и активность, разграничение официальной и частной жизни, формирование предпосылок к становлению гражданского общества, появление такого феномена, как общественное мнение. Благодаря этим традициям мы можем говорить то, что думаем, и критиковать власть. Значительной представляется роль правозащитного движения в подготовке перестройки и радикальных преобразований 1990-х годов.

 Александр Исаевич Солженицын является одним из ведущих русских писателей двадцатого столетия. За роман «В круге первом» и повесть «Раковый корпус» Солженицын в 1970 году получил Нобелевскую премию по литературе «за нравственную силу, с которой он продолжил традицию русской литературы».

 Смысл существования человеческого, по мнению писателя, заключается «не в счастии, а в духовном возвышении». В своих книгах он размышлял о политике и государственных задачах, наставлял людей на путь истинный. Он имел на это полное право, пережив за свой век столько тяжелейших испытаний, которые мало кому-либо удалось бы выдержать. Самая страшная за всю тысячелетнюю историю России война, арест на фронте, десять лет ГУЛАГа и ссылки, безнадёжный приговор – рак. Злокачественную опухоль удалили в Ташкентской больнице, и к большому удивлению, он выжил, чтобы выполнить богом данное предназначение. Он пережил беспощадные гонения на Родине, непримиримые противостояния с властями, лишение гражданства, высылку из страны, двадцать лет изгнания.

Находясь в отрыве от СССР, Александр Исаевич никогда не забывал о России, всегда интересовался жизнью на Родине. В 1994 году он,вернувшисьна Родину, проехал от Дальнего Востока до Москвы, и увидел своими глазами страну, находящуюся в жалком состоянии и отброшенную на много лет назад. Ужаснувшись от увиденного, писатель в своих выступлениях на телевидении и в газетных статьях выделил три ключевых момента сложившейся ситуации. Во-первых, после краха коммунизма демократия не установилась. Власть не стала народной, её захватил политиканский котёл, который «кипит в столице». Во-вторых, старая власть не полностью рухнула, а лишь в верхнем звене, среднее же сохранилось. И недвусмысленно предупредил: если «эта власть без совести, которой будет сторониться честный человек, укрепится,   уже не 70, а 170 лет понадобится, чтобы от неё избавиться». В-третьих, противостояние «демократов» и «патриотов» гибельно, разрушительно для России. Новое, по существу большевистское размежевание опять ставит превыше всего не интересы народа и страны, а своекорыстные цели, круговую поруку и сомнительные Уставы. Новые ярлыки удобны для политиканства, но глубоко фальшивы.

 Для писателя первичным всегда оставалось нравственное состояние общества. «Если совесть не проснётся, никакая экономика нас не спасёт», – подчёркивал Солженицын. В этом высказывании очевиден не только заряд  нравственности, но и разумной государственной политики, которая должна быть связана с народным сознанием, ни в коей мере не должна замыкаться на голом чистогане или чистом монетаризме. Александр Исаевич ясно выразил мысль, что даже в политической сфере России не прожить без незыблемых нравственных авторитетов, без великих людей-объединителей[49].

Имя Мстислава Леопольдовича Ростроповича известно всему миру. Гениальный музыкант, защитник прав человека и духовной свободы, он вошёл в ряд самых знаменитых людей нашего времени. Дирижерскую карьеру начал в 1967 году в Большом театре. Однако жизнь на родине сложилась не совсем гладко. Начиная с 1969 года, Ростропович и его семья поддерживали Солженицына, не только разрешив ему жить на своей подмосковной даче, но и написав открытое письмо Брежневу в защиту писателя. За этим незамедлительно последовало наказание: отмена концертов и туров, остановка записей. Он оказался в опале, и следствием этого стал вынужденный отъезд в 1974 году из СССР. В 1978 году за правозащитную деятельность он и его жена Г.Вишневская были лишены советского гражданства. В 1990 году Горбачёв издал указ об аннулировании Постановлений Президиума Верховного Совета о лишении их гражданства и о восстановлении снятых почётных званий. Во время августовского путча ГКЧП 1991 года музыкантприсоединился к защитникам Белого дома, а в октябре 1993 года выступил на стороне Президента Ельцина, одобряя его действия за полное освобождение России от чудовищного коммунистического эксперимента.

 Мстислав Леопольдович известен и своей благотворительной деятельностью. Он был президентом «Благотворительного фонда Вишневской – Ростроповича», который оказывает помощь детским лечебным учреждениям РФ. В 2000 году фонд начал проводить в России программу по детской вакцинопрофилактике. Ростропович являлся также одним из попечителей школы имени Горчакова, возрождаемой в духе и традициях Царскосельского лицея. Он был президентом носящего его имя фонда помощи одарённым студентам музыкальных вузов, создал фонд помощи молодым музыкантам в Германии и стипендиальный фонд для талантливых детей в России. За деятельность по защите прав человека ему было вручено несколько наград, среди которых ежегодная награда Лиги Прав Человека. Ростропович относился к числу немногих великих людей современности с кристальной честностью и чистой душой.

Таких людей с чистой совестью, образцов достойной и яркой жизни, нынче совсем мало. На Руси всегда были святые, которых любил народ за то, что они страдали и жертвовали собой ради него. С уходом Алексия Второго, Сахарова, Лихачёва, Ростроповича и Солженицына святые в России ушли в небытие. Народные кумиры исчезли с пьедесталов святых, взамен никто не взошёл на них. Народ остался среди пустых пьедесталов, поэтому емутрудно живётся. Он хочет иметь живой пример, видеть ,что можно сохранить в себе человека в любой трудной ситуации. Но практически не с кого брать пример, показывающий: пусть у друга шикарный загородный дом, а ты, может быть, живёшь скромно, но достойно. Как это делал, академик Сахаров. Кто был дома у академика в Москве, знает, что у него было на удивление скромное жильё – крохотная квартирка в хрущобе. А он как академик и крупный учёный мог жить совсем иначе. Но не стал, считая, что учёному должна быть присуща скромность. 

Одним из немногих совестливых людей современности, здравствующих и поныне, является Илья Сергеевич Глазунов. Мне посчастливилось познакомиться с ним, будучи переводчиком японской телевещательной корпорации «NTV» в ноябре 1990 года. Вместе со съёмочной группой я был в довольно просторной по советским меркам квартире Ильи Сергеевича в доме дореволюционной постройки недалеко от Арбата. Художник показал съёмочной группе просторную мастерскую, размещённую на чердаке. Там были впечатляющие картины, а также иконы, церковные принадлежности и утварь, собранные во время массовых разрушений церквей и храмов, бережно сохранённые патриотом.

После посещения квартиры и мастерской художника прошло более 20 лет. Сколько за это время он успел сделать для России! Принимал деятельное участие в возрождении былого великолепия Старой Москвы, в реставрации и реконструкции зданий Московского Кремля, включая Большой Кремлевский дворец. В Кремле особенно ответственная работа была связана с реконструкцией интерьеров, в результате которой была перечёркнута закостенелость советских оформлений. Будучи автором интерьеров 14-го корпуса Кремля, Глазунов создал эскизы художественного оформления внутреннего пространства анфилад, залов, коридоров, приёмных помещений Президента РФ в Кремле. Считается, что эта работа – одна из творческих побед художника в борьбе за возрождение великой культуры России.

Великие творцы всегда ощущали непреодолимую тягу к исповедальному слову. Не мог миновать этой стези и Илья Глазунов. В 1965-1966 годах в журнале «Молодая гвардия» была напечатана его книга «Дорога к тебе» – лирическая исповедь о пути к познанию России с богатейшей историей и великой культурой, выделяющейся среди культур других народов своей православной духовностью. В те годы, когда само понятие «русское национальное сознание» было изъято из лексических оборотов, исповедь воспринималась как гимн историческому бытию России, её национальному величию. В тяжёлые годы идеологического гнёта он нашёл мужество возбудить интерес к правдивой истории Отечества и выдающимся деятелям России, чьи имена находились под глубоким запретом.

 Всеобъемлющей страстью, любовью и болью Глазунова является Россия – великая и многострадальная Родина, которая своей величественной и трагической историей даласильный импульс его творческой и общественной деятельности. Корреспонденту Ольге Шаблинской художник высказал сокровенную мысль: «Сегодня мы должны проявить смелость и патриотизм. Чтобы переломить тяжёлую социальную ситуацию, надо искать опору в духовности и воспитывать национально-волевую элиту, которая повторит подвиг Минина и Пожарского, разогнав тучи смутного времени и властной безвластности ХХI века. Как известно, после Распятия следовало Воскресенье... Мы веруем в него…»[50].

 Вот к таким злободневным вопросам привело меня знакомство с жизнью прекрасного русского промышленника и мецената. Полагаю, что здравомыслящий человек после ознакомления с ролью Мамонтова в развитии российской экономики и искусства, перенесётся к нынешней ситуации в России.При этом он неизменно придёт к печальной мысли, что общество в настоящее время тяжело болеет, что требуется моральное и нравственное оздоровление.

 

 

 

 

>