Тяжкие недуги России

Глава 5. Тяжкие недуги России

 В ноябре 2007 года, когда стало ясно, что будет заключено Соглашение о поддержке инвестиционной деятельности для строительства завода в Ярославле, я попытался спрогнозировать круг проблем, с которыми столкнётся КОМАЦУ. Предполагал, что: будет воровство на этапе строительно-монтажных работ, пуско-наладки и становления завода;таможня будет надоедать придирками;чиновники госнадзора будут с пристрастием находить какие-то только им понятные нарушения;не избежать чиновничьего беспредела, связанного с вымогательством; подрядчики будут нарушать свои обязательства, выполняя задания не очень качественно и несвоевременно. Время показало, что некоторые опасения были напрасными. Таможня не чинила особых препятствий, не было и ожидаемого чиновничьего произвола.

 Коррупция в России

Между тем, хорошо известно, что иностранные компании, собирающиеся открывать своё дело в РФ, стоят перед выбором: либо платить мзду чиновникам, либо уходить с рынка. Другого пути нет. Азиатские компании, кроме японских, готовы идти на откаты российским чиновникам, чтобы застолбить своё место под солнцем на российской территории. Западные же фирмы, скованные в своих действиях собственным антикоррупционным законом, оказываются в неравном положении. Поэтому европейцы и американцы вынуждены искать обходные пути, чтобы выйти из положения. Если принципиально оставаться на своей антикоррупционной позиции, то экспансию на российский рынок придётся сворачивать.

Шведская компания IKEA собиралась прекратить свой бизнес на территории России. Объяснялось это тем, что инвестиционный климат в РФ не становился лучше, процветала коррупция. Из-за этого европейские и американские инвесторы несли слишком большие издержки. Эксперты прогнозировали, что, если это произойдёт, то примеру ИKEA могут последовать и другие западные компании.

Россия хронически страдает коррупцией, которая делится на мздоимство (платаза совершение законных действий) и лихоимство (плата за принятие незаконных решений). С коррупцией боролись всегда. Или пытались бороться. Но добиться существенных результатов ни у кого не получилось.

Большевистская Россия рассматривала взяточничество как тяжкое преступление. В Уголовном кодексе 1922 года оно приравнивалось к контрреволюционной деятельности, а мерой наказания был расстрел. Несмотря на суровость наказания, искоренить это явление не удалось. Хотя модель сталинского режима внешне казалась наименее коррумпированной, но это не соответствовало действительности. В ходе чисток были наказаны казнокрады, имевшие недвижимость и нелегальные счёта за рубежом.

В памяти у многих жителей России сохранились показательные судебные процессы по делу коррупционеров, устроенные Андроповым после смерти Брежнева. Взяточниками были люди из близкого окружения Брежнева. Сначала был снят со всех постов, а затем, в 1986 году арестован зять Брежнева, замминистра МВД СССР – Чурбанов, которому суд дал 12 лет колонии общего режима. Помнят многие россияне и коррупционные дела Министра внутренних дел СССР Щёлокова, узбекское хлопковое дело, арест директора Елисеевского гастронома Соколова. Сохранились в памяти населения и громкие бриллиантовые дела, за которыми стояли дочь Брежнева – Галина и жена Щёлокова – Светлана Щёлокова.

При Сталине был рождён новый привилегированный социальный слой – номенклатура, которая обладала собственными интересами, отличными от интересов общества, а зачастую противоречащими им. Призванный исполнять волю трудящихся, аппарат жил собственной жизнью, оторванной от масс, продолжая декларировать общенародные интересы. Это не могло не породить политику двойных стандартов. Постепенно проявилось, а затем усилилось стремление номенклатурной элиты к узурпации власти, подчинению себе всей экономической и политической жизни в стране.

В брежневские времена номенклатура стала всепроникающей, захватив все ступени власти в экономической и общественно-политической жизни, окончательно выйдя из-под контроля. Как следствие её посредническая роль повсеместно оплачивалась без страха наказаний. Формировалась система взяток снизу вверх, практически легализованная. В этот период появляется новая черта российской коррупции – сращивание государственного аппарата с преступным миром, придав власти черты мафии. Теневая экономика разрасталась, коррупция росла в руководящей элите, породив застой и правовой нигилизм. Криминализация общества проникла в самые высокие инстанции. Коррупционные метастазы приняли невиданный масштаб. Россияне старшего поколения помнят массовые факты поборов и взяточничества за получение государственного жилья, приём в престижные вузы, командировки за границу, продажу из-под полы припрятанного продавцом
дефицитного товара, предназначенного для свободной продажи.

Советская номенклатура стала своеобразным инкубатором мафиозных структур, которые окрепли, легализовались после распада СССР. Коррупция стала повсеместной нормой. По официальным подсчётам Генерального прокурора Чайки, в 1996 году Генеральная прокуратура передала в суд дела более 4 тыс. чиновников-взяточников[51]. Наиболее коррумпированной считалась банковская сфера, где посредством фальшивых авизо в начале 1990-х годов были сформированы огромные состояния. За ней шёл Минздрав. Третье место по коррумпированности занимал Агропромышленный комплекс.

Всё это создало благоприятную почву для дальнейшего внедрения коррупции в общественные отношения при либерализации экономических и социально-политических условий в стране. На рубеже XX и XXI веков при сохраняющейся уголовной ответственности взятки стали брать, по существу, открыто. Результаты проведённого в 1999-2000 годах исследования показывают, что при относительно стабильном общем количестве лиц, изобличаемых во взяточничестве на протяжении последних 12-15 лет, к ответственности привлекался всего один из двух с половиной тысяч лиц, совершивших данное преступление. Это более чем в двадцать раз меньше, чем в конце 1980-х и начале 1990-х годов, что не могло не декриминализировать взяточничество как вид преступления. Показательно, что из числа осуждённых за взяточничество до половины составляли представители правоохранительных структур.

В такой обстановке коррупция в РФ невиданно разрослась и расцвела. Современные масштабы злоупотреблений служебным положением настолько велики, что угрожают национальной безопасности. Коррупция в силу своего характера и масштабов представляет собой не просто какое-то фрагментарное явление в политике и государственном управлении. Она превратилась в систему отношений, пронизавшую все структуры государства и общества. Коррупция в России никогда не имела такого распространения, не принимала столь угрожающего масштаба. Государство не может излечить само себя, поскольку те, кто должен это делать, сами являются носителями этой опасной болезни. В стране сложилось такое состояние, при котором честность – просто невыгодна, а принципиальность – убыточна.

Коррупция известна как использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам. В РФ прибыльными коррупционными отраслями являются практически все, которые мы можем вспомнить: государственные закупки, инвестиционные проекты, федеральные целевые программы, строительство, налоговое администрирование, добыча природных ресурсов, приватизация государственных предприятий, лицензионно-разрешительная система, судебная власть, здравоохранение. Можно продолжить список. Сейчас коррупции подвержены все области государственного аппарата: от дачи взяток для откупа от службы в вооружённых силах, до мздоимства на уровне высших государственных чиновников.

Российский народ не отличает бытовую коррупцию от деловой, в орбиту которой втянуты птицы совсем другого полёта. Учёные-юристы выделяют три уровня коррупционных взаимоотношений: коррупция бытовая, деловая и верховной власти.

Бытовая коррупция порождается взаимодействием рядовых граждан и чиновников, и народ знаком больше всего с этими коррупционными деяниями. В неё входят различные подарки от граждан должностному лицу и членам его семьи, взятки врачу или гаишнику. К этой категории относится кумовство или непотизм. Мелкие клерки перестали брать напрямую взятку, чтобы быстрее оформить документы. Создаётся впечатление, что взяточничество на низовом уровне в органах власти исчезает. На самом деле не так. Просто оно становится более скрытым. Дать взятку непосредственно низовому чиновнику стало сложно. Зато можно ускорить получение документов через какую-нибудь конторку, оказывающую платные услуги, которая может располагаться рядом с чиновничьим кабинетом или через дорогу. Прямая взятка замкнулась на более высоком уровне, увеличив её размер.

Деловая коррупция завуалирована в большей степени, поэтому является более опасной. Она возникает при взаимодействии власти и бизнеса. Компаниям или бизнесменам выгоднее улаживать хозяйственные споры, предварительно договорившись с судьями. В таком случае судья выносит либо законное, но предвзятое решение, либо далеко неправосудное постановление.

Коррупция верховной власти – ещё более страшная, чем любая другая, которая относится к политическому руководству и верховным судам. Она касается стоящих у власти групп, недобросовестное поведение которых заключается в осуществлении политики в своих интересах, принося в ущерб интересы народа. Руководители высокого ранга, вымогающие миллионы, ухудшают инвестиционный климат и разрушают экономику страны. Они создают преференции тем дельцам, которые готовы «откатывать», вытесняя порядочных бизнесменов. В России деловая коррупция и коррупция верховной власти стали системообразующими явлениями, превратившись в серьёзную угрозу самой государственности.

Существует крылатое выражение: «Если имперская сущность – мать России, а институт единоличной государственной власти – отец, то коррупция – бесспорно, тётка». Хотя российская тётка является нелюбимой и раздражающей, но пуповиной крепко привязана к россиянам на протяжении всей истории, то есть существует генетическая память чиновничества. Она передаётся из поколения в поколение, усложняя борьбу с коррупцией. В головах чиновников подсознательно живут времена, когда коррупция была узаконена. И чиновники не могут устоять перед соблазном, «если мзда – мать родна».

Страшно даже подумать, но остаётся фактом, что коррупционные метастазы разъедают и армию, из-за чего происходит отставание в вооружениях, снижается уровень военной подготовки и ухудшаются условия прохождения службы. Это приводит к дедовщине, кончающейся не только бегством солдат, но и их самоубийствами. В совокупности всё это рушитпрестиж армии и военной профессии, усиливает деградацию в военной сфере. А это не только угроза целостности государства, но и его существованию.

Армия как часть общества болеет теми же недугами, что и само общество. Только в 2008 году за коррупцию и хищения к уголовной ответственности было привлечено 290 офицеров, осуждены 8 высших офицеров. По словам Александра Сорочкина, заместителя председателя Следственного комитета при Прокуратуре РФ, ущерб от коррупции в российской армии превысил 2 млрд. руб.[52] По оценкам специалистов Счётной палаты РФ, наиболее коррупционными в армии остаются участки, где крутятся «живые» деньги. К ним относятся закупка вооружения, продовольствия и других материальных ценностей для нужд военных, выплаты денежного довольствия, социальных пособий и выдача жилищных сертификатов. Именно здесь действует чётко отлаженная система так называемых откатов.

Бытовая коррупция в армии, к которой относится уклонение от службы в вооружённых силах РФ и поборы среди солдат срочной службы, растёт незначительно. А динамика «деловой коррупции», связанной со злоупотреблением служебными полномочиями, резко возрастает. Берутся миллионные взятки, при этом механизмы отъёма денег постоянно совершенствуются. Учащаются случаи, когда на руководящие должности назначаются лица, чьи родственники занимаются коммерческой деятельностью, нередкосами военные командиры становятся учредителями «отмывочных» фирм. Всё чаще нарушается законодательство при проведении конкурсных и аукционных процедур по размещению заказов на поставку в войска материальных средств. Факты коррупции в сфере строительства и распределения жилья, реализации инвестиционных контрактов, ценообразования продолжаются. Стало средством выкачивания денег использование, высвобождение, приватизация, реализация военного имущества.

За 2010-2011 годы в РФ за коррупцию осуждено 1060 военных, в том числе более 500 старших офицеров и 19 генералов. По словам заместителя военного прокурора Арутюняна, чаще всего военные получают сроки за мошенничество, присвоение и растрату имущества, служебный подлог, злоупотребление и превышение должностных полномочий, получение и дачу взятки, коммерческий подкуп. Он признал, что коррупция проникает в вышестоящие органы военного управления, даже в центральный аппарат военного ведомства, должностные лица которых сами должны заниматься пресечением этого зла[53].

В марте 2011 года Восточно-Сибирский окружной военный суд приговорил бывшего начальника автомобильной службы Сибирского военного округа генерал-майора Александра Стецурина к девяти годам заключения в колонии строгого режима по обвинению в коррупции. Генерала обязали заплатить штраф, лишили звания и государственных наград за то, что в 2009 году он списал и «передал коммерсантам со складов автомобильное имущество на сумму около четырёх млн. руб.»[54]


  Место России в общемировом рейтинге коррупции

 Чтобы иметь ясное представление о том, насколько Россия поражена коррупцией, рассмотрим, как менялся Индекс восприятия коррупции (ИВК) икакое место занимает РФ в мире по этому показателю.

 Индекс восприятия коррупции – это сводный индикатор, рассчитываемый на основе данных, которые получают из экспертных источников, предоставленных международными организациями. Данный индекс ежегодно вычисляется Международной общественной организацией Трансперенси Интернешнл (ТИ). ИВК определяет уровень коррупции среди госслужащих и политиков – от «0» (высокий уровень коррупции) до «10» баллов (когда коррумпированных чиновников почти нет). Индекс учитывает все возможные формы коррупционной деятельности, включая «взятки должностным лицам и их участие в распределении прибылей от выполнения государственных заказов, а также незаконное или недобросовестное использование бюджетных средств».

 В 1996 году организация ТИ начала определять ИВК для РФ. Тогда он рассчитывался для 54 стран. Россия заняла 46-47 место, набрав 2,6 балла. Страны с рейтингом ниже трёх баллов можно считать находящимися в зоне очень высокой коррупции. В последующие три года она по индексу неизменно находилась в нижней части списка.

 В 2000 году число стран, которые оценивались по ИВК, возросло до90стран. Значение индекса для РФ опустилось до 2,1 балла, определившее для неё 82 место. В течение четырёх последующих лет Россия оставалась на низком уровне по ИВК. В 2005 году ИВК РФ составила 2,4 балла и заняла 126 место среди 159 стран. Гендиректор российского представительства агентства ТИ Панфилова сказала, что это – национальный позор России. Снижение российского ИВК она связывает с «огромным зазором между антикоррупционной риторикой на верхах и реальным положением бизнеса на местах»[55].

В течение 2005-2010 годов ИВК России был ниже 2,5 балла. В 2008 году он составил 2,1 балла. В пресс-релизе Центра антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл России (Центр ТИ-Р) отмечался угрожающий масштаб коррупции в РФ. Эта угроза распространилась по всем фронтам. Коррупция поразила политическую, институциональную, экономическую, судебную, правоохранительную, образовательную, воспитательную, медицинскую и инвестиционную сферы, а также международную торговлю и социальную защиту, серьёзно подрывая саму государственность РФ[56].

В 2010 году РФ с индексом 2,1 балла находилась на 154 местесреди 178 стран. Низкий ИВК России свидетельствует о том, что нарастающая гражданская антикоррупционная активность не может преодолеть бюрократический коррупционный саботаж без решительной поддержки органов власти. Коррупция, превратившись в систему, своими метастазами сковала социально-экономическую жизнь страны. Ежегодный коррупционный оборот достиг огромной суммы в 300 млрд. долл., что сопоставимо с годовым российским бюджетом. В пресс-релизе Центра ТИ-Р утверждалось: «… никаких кардинальных изменений не произошло. С коррупцией в нашей стране всё как было плохо, так плохо и осталось»[57].

Если окинуть непредвзятым взглядом, что происходило за последнее время на фронтах противодействия коррупции, то становится совершенно очевидным: реализация заявленной руководством России антикоррупционной политики не выполняется. Панфилова это прокомментировала так: «В России ситуация с коррупцией зашла в тупик. Казалось бы, все базовые необходимые законы приняты, указы подписаны, механизмы разработаны и озвучены, правильные слова сказаны, чёткие указания даны, а никаких серьёзных подвижек, ощутимых в повседневной жизни, не происходит»[58].

В последнее время в РФ намечается некоторый сдвиг в противодействии коррупции. Согласно обнародованному организацией ТИ рейтингу ИВК в 2011 году Россия поднялась на 143 место из 182 возможных. Хотя и произошёл некоторый рост ИВК до 2,4 балла, она осталась в числе стран-лидеров по уровню взяточничества. Кроме того, согласно опубликованному 2 ноября 2011 года докладу ТИ Россия стала лидером по индексу взяточничества экспортных компаний за рубежом[59].

 Противодействие коррупции не может существенно улучшить ситуацию в РФ. В 2012 году Россия заняла 133-е место из 176 в мировом ИВК. Это выше предыдущего года, но обусловлено новой методикой подсчёта по 100-балльной системе. Панфилова сказала: «Нижняя треть – это зона национального позора для любой страны. Это институциональная проблема. Это означает какое-то неправильное отношение власти и общества к проблеме коррупции». Далее отмечала: «российская власть должна по-настоящему, а не для создания видимости, привлечь к борьбе с коррупцией общество. Например, к шумному расследованию коррупции в Министерстве обороны РФ можно было бы добавить независимый общественный аудит использования собственности в системе минобороны. Этот аудит могли бы провести специалисты, отобранные на открытом публичном конкурсе»[60].

 Считается, что коррупцию в РФ нужно выжигать как минимум лет сто. Но мировой опыт показывает, что коррупцию вполне возможно победить за более короткие сроки. В Швеции, правда, этот путь растянулся на десятилетия, а в Сингапуре совладали с коррупцией за несколько лет.

 Более десяти последних лет наилучшие показатели по ИВК демонстрируют Финляндия, Дания, Новая Зеландия, Швеция и Сингапур. В 2011 году Новая Зеландия набрала 9,5 балла, Дания и Финляндия – по 9,4, Швеция –  9,3, Сингапур –  9,2. В 2012 году в пятёрку наименее коррумпированных стран вошли Финляндия, Новая Зеландия, Дания, Швеция, Сингапур. Первая тройка в рейтинге ТИ набрала по 90 баллов, поделив между собой первое место, за ними разместились Швеция (88) и Сингапур (87)[61].

 Эти страны стали мировыми лидерами по рейтингу ИВК ТИ благодаря: 1) развитой системе обеспечения доступа к информации о положении в госаппарате; 2) строгим правилам, регулирующим деятельность государственных чиновников; 3) значительному повышению жалования чиновников; 4) предоставлению независимости судебной власти, хорошо проработанному антикоррупционному законодательству; 5) внедрению этических кодексов или кодексов чести чиновников; 6) созданию специальных органов контроля и надзора; 7) установлению гласности и открытости госаппарата. Они являются экономически благополучными странами с высоким уровнем национального дохода на душу населения, небольшими по территории и населению, отличаются развитой демократией и высокой гражданской активностью жителей. В небольших странах правительству легче управлять и контролировать. Тем более что само население в них практически моноэтническое. У жителей моноэтнической культуры, общий менталитет и язык, поэтому их легче мобилизовать для выполнения общенациональных задач.   

Эти рецепты антикоррупционной борьбы в российских условиях не приемлемы, поскольку: 1) РФ не входит в число экономически благополучных стран с высоким уровнем жизни населения. 2) Россия – многонациональная страна, и у каждого нацменьшинства свой менталитет, а значит, нелегко объединить граждан для решения общероссийских задач. 3) Россия – огромная держава, и государству очень трудно управлять и контролировать методами, практикуемыми в небольших странах. 4) В российском народе формировалась другая культура – «в ухо Сидору, в ноги Якову», которая стала системой ценностей и веками внедрялась в сознание нации. Это сознание контролирует и диктует поведение политиков. Как писал Чернышевский, «Все мы немножко Батыи». Маленький Батый и Батый побольше. Как отметил режиссёр Кончаловский, «всё зависит от уровня, на который человек смог подняться. Возникает сразу в памяти пушкинская строка «вы, жадною толпой стоящие у трона». Они так и идут – от поколения к поколению, эта толпа у трона… Они все – часть этой культуры»[62]. 5) Традиционное нетерпение России в решении общенационального вопроса, которая всегда стремиласьк прорыву куда-то, обманывая время, и проваливалась в обрыв. 6) Слабая традиция демократии и гражданской активности населения.

Не случайно, номер с повышением чиновничьих зарплат в России не прошёл. Зарплаты повысили, а брать стали ещё больше – получился обратный эффект.Кроме того, создание независимой судебной системы – вопрос комплексный, требующий многих мероприятий, и на это необходимо большое количество времени. РФ хочет создать эту систему опять сразу, пытаясь миновать эпоху, обмануть время. Ведь для этого нужны развитое гражданское общество, независимость ветвей власти, неравнодушие граждан, свобода прессы. Россия же де-факто опирается не на развитые демократические институты, а на властную вертикаль. Такая конструкция не допускает принятых на Западе мер борьбы с коррупцией.

Вместе с тем утверждение, будто коррупция в России непобедима, служит хорошим оправданием для самих коррупционеров. Оно очень опасно, поскольку примириться с коррупцией во власти – это значит подписать стране смертный приговор.

 Коррупция в РФ – это не просто какое-то отдельное, локальное явление в области политики и государственного управления. Это система отношений, пронизавшая все структуры государства и общества. Она достигла таких масштабов, что несёт угрозу коренным национальным интересам страны. Создаёт условия для проявлений терроризма, дискредитирует право как основной инструмент регулирования государственной и социальной жизни, разрушает правовые и демократические институты.

 Разрушительно воздействие коррупции и на экономическую сферу: нарушаются механизмы конкуренции и свободного предпринимательства, ущемляются права собственности, неэффективно используются бюджетные средства, необоснованно повышаются цены и тарифы. Это приводит к расширению теневой экономики, сдерживая приток в Россию прямых иностранных инвестиций и форсируя вывоз капитала из страны. В результате создаётся препятствие формированию конкурентоспособной экономики, росту благосостояния россиян, становлению сильного гражданского общества.  

Коррупция способствует несправедливому перераспределению средств общества в пользу отдельных корпоративных и социальных групп в основном за счёт наиболее уязвимых слоев населения. Она стимулирует масштабное вытеснение народных масс из сферы бесплатных обязательных государственных услуг, увеличивает нарушение конституционных прав граждан, прямо содействует криминализации общества. В такой обстановке происходит сращивание коррумпированных групп чиновников и предпринимателей, всё более усиливая организованную преступность. Это не только расширяет возможности «отмывания денег», но и открывает преступникам доступ к политической власти. Малоимущая часть общества и наименее защищённые граждане, практически не имеют возможности противостоять коррупционным злоупотреблениям. Разумеется, это подрывает доверие граждан к власти, обрушивает легитимность государственных институтов, тормозит проведение необходимых преобразований, усиливает социальную напряженность. Всё это может существенно обострить угрозу терроризма и экстремизма.

 По социологическим опросам более четверти населения страны заинтересовано в коррупции, сказал Министр юстиции РФ Александр Коновалов, выступая в Госдуме 20 мая 2009 года. Затем он добавил: «По моему субъективному представлению эта цифра занижена, реально в России гораздо большее количество людей заинтересованы либо в том, чтобы уклоняться от несения наказания за совершенное нарушение закона путём взятки, либо в приобретении незаконных преференций через коррупционные схемы, либо смирились и довольствуются вымогательством взяток за совершенно законные и адекватные действия со стороны чиновников»[63]. Данный факт является следствием правового нигилизма граждан, отсутствия масштабной политики государства по противодействию коррупции.

Российское общество доведено до такого состояния, что скептически относится к борьбе с коррупцией во власти, которую ведёт сама же эта власть. Когда президент Медведев объявил «национальный план борьбы с коррупцией», лишь 3% опрошенных ВЦИОМ граждан поверили в его успех полностью, а ещё 43% – частично, с оговорками. По опросам разных лет, от одной шестой до четверти россиян вообще не верят в возможность побороть коррупцию. Сейчас, когда в России затеяны громкие дела о хищениях в Министерстве обороны и других ведомствах, настроения принципиально не изменились. По данным Левада-центра, 60% россиян считают, что нынешняя кампания ведётся «для отвода глаз»[64].

В России никогда не было системной борьбы с коррупцией. Была и есть только имитация борьбы. Президент Медведев предложил системную борьбу, заключающуюся в том, чтобы «напасть» на коррупцию с разных сторон: юридической, правоприменительной, экономической и морально-этической. Но сможет ли она на этом пути идти до победного конца? Ведь коррупция за века так вросла в ткань общества, что стала составной частью управленческого аппарата, превратилась в явление системное.

Конечно, не каждый из бюрократического аппарата является коррупционером, но каждый из них – часть системы, поражённой коррупцией. Круговая порука коррупции во власти представляется в нынешней ситуации практически непобедимой. Просто потому, что ею в той или иной степени повязана вся властная вертикаль. И даже честные руководители являются несчастными заложниками всесильной Системы. В этой связи стоит вспомнить общую теорию систем Берталанфи, согласно которой получается следующее: чтобы изменить систему, необходимо менять не один или несколько элементов, которые априори не приживутся, а будут либо поглощены этой системой и станут её частью, либо будут этой системой отвергнуты. В такой всепоглощающей системе взяткодатель и взяткополучатель – одна сатана.

 Коррупция в РФ достигла таких размеров, что в последние годы половина российского населения считает её главным препятствием на пути экономического подъёма. И не ошибается. Коррупция – это союз чиновников и капитала, с их системой откатов и круговой порукой. Согласно макроэкономическим и политэкономическим исследованиям, коррупция действительно является огромным препятствием к экономическому росту и развитию, способным поставить под угрозу любые преобразования.

 Воровство в России

 Одним из тяжких недугов российского общества является массовое воровство. С такой социальной болезнью компания КМР не могла не столкнуться. Строительно-монтажные работы и подготовка к пуску завода не обошлись без воровства, хотя принимались разные меры: в разных местах были установлены видеокамеры; наняты охранники со специально дрессированной собакой; создана служба безопасности, в функцию которой входил также контроль за сохранностью имущества – всё это оказалось бесполезным. Прежде всего, она пострадала из-за растаскивания рабочими-ворами, особенно подрядчиков, имущества предприятия. Пропадали ноутбуки, инструменты, измерительные приборы. Однажды, в декабре 2009 года, всё-таки поймали вора, который на погрузчике вывез десять взрывозащищённых электромоторов для покрасочной линии и спрятал в городке для бытовок STM. Этому рабочему STM кто-то сказал, что такой мотор на рынке стоит 100 тыс. руб., после чего его стала преследовать навязчивая мысль – украсть. И онприступил к реализации заманчивой идеи, но попался. Камеры наблюдения зафиксировали движение погрузчика, на котором он вывозил сворованное из производственного корпуса.

В июне 2011 года уволили Гусева, бригадира участка механообработки. По российским меркам он работал хорошо, а самое главное – работа ему нравилась, и он выполнял её с настроем. Гордился, что работал на заводе КМР, радовался, что дочь и жена были довольны неплохой зарплатой главы семьи, которая за счёт переработок и ночных смен становилась «очень даже ничего». И вот случилось то, чего никто не ожидал: во время ночной смены, когда на заводе работало считанное количество людей, он поддался соблазну – забрал рулон дорогостоящей бумажной ветоши. К несчастью Гусева, видеокамеры безжалостно зафиксировали каждое его движение при краже. Когда об этом доложили г-ну Оно, заместителю Гендиректора КМР, он распорядился незамедлительно оформить приказ об увольнении несуна.

До этого была другая кража, совершённая посторонними лицами. В разгар строительных работ летом 2009 года ООО КМР решило заблаговременно установить забор за строящимся производственным зданием, используя сетку французского производства. На расстоянии примерно 100 метров от строящегося корпуса подрядчики установили металлические столбы, натянули на них оградительную сетку высотой в два метра. В один из августовских дней, когда рабочие STM делали крышу заводского здания, к забору за корпусом подъехали какие-то люди на грузовике, удивительно проворно сняли сетку длиной 50 метров, смотали в рулон, погрузили в кузов и укатили в неизвестном направлении. Всё было сделано так быстро, что поймать воров оказалось невозможным. Японцы никак не могли понять, как можно было проехать по ужасному бездорожью, где одни кочки, ямы и кустарники, чтобы подъехать к забору. Всё это случилось средь бела дня и прямо на глазах у строителей.        

 Далее о самом ужасном и тревожном: воровство охватило даже российскую армию. Моральный упадок в армии начался во времена войны в Афганистане, когда впервые распространилась торговля оружием и наркотиками. Позднее моральное разложение приняло более масштабный характер. Это, я думаю, имеет связь и с давним хаотичным выводом войск из ГДР и Центральной Европы, который создал бесчисленные возможности для обогащения. И этим не преминули воспользоваться высокие армейские чины. Хищение и растаскивание оружия, другого военного имущества с последующей продажей на рынке вооружения стали обычным, не наказуемым преступлением, поскольку страна попала в сложную полосу хозяйственного и политического хаоса. Во время войны на Северном Кавказе коррумпированные российские офицеры в открытую продавали повстанцам автоматы, мины и другое оружие, обогащаясь легко и безнаказанно. Не было ни одного случая военного трибунала или судебного разбирательства. 

 Странным образом участились пожары на военных складах. Официально военное начальство заявляло, что причиной многочисленных пожаров был удар молнии. Под видом пожара армейские воры скрывали хищения со складов оружия и боеприпасов, которые сбывались на чёрном рынке оружия. Причём всё делалось так умело, с такой смекалкой, что невозможно было подступиться к ним ни с какой стороны. И опять всё оставалось без раскрытия, судебного разбирательства, наказания.

 Масштаб преступности можно представить на основе разрозненных официальных данных. В первом полугодии 2004 года в воровстве и хищении были обвинены 43 командира, из них были осуждены 35. К трём с половиной годам был приговорен полковник Сибирского военного округа, который покупал продукты по завышенным ценам и делил доход напополам с поставщиками. Прокуратура сообщила, что на присвоенные деньги в 11 млн. рублей можно было бы целый год кормить мотострелковый полк.

 В ходе продолжающегося два десятилетия перелома в российском обществе, солдаты остаютсяобделёнными. Бизнесмены загребают состояния, а честные офицеры по-прежнему живут в нищете. Воровство армейской собственности стало единственной возможностью для солдат добыть деньги, и многие занимаются этим. Газета «Комсомольская правда» ещё в 2002 году подсчитала, что ущерб от хищений оружия за 1992-2001 годы составил огромную сумму в 10 млрд. евро.

Хищением занимается и высший генералитет российской армии, и это очень тревожит. В 2002-2003 годах шёл громкий судебный процесс по делу главного финансиста Министерства обороны РФ генерал-полковника Олейника. Его обвиняли в растрате огромной суммы в 450 млн. долл.[65] Но дело было прекращено.  Можно представить безобразное состояние армии и трудность борьбы с хищением, ознакомившись с высказываниями военного эксперта Владимирова. В 2004 году он сказал: «На протяжении многих лет происходила контрселекция, так что в армии образовалось ядро офицеров и чиновников, которые занимаются воровством. Преступники сотрудничают с преступниками, потому что им легко договориться. Лишь более строгий общественный контроль может сократить преступность в армии и государственном аппарате. Однако для этого в России нет сильного гражданского общества»[66]

 Будучи министром обороны, Сердюков сказал обозревателю Newsweek Юлии Таратуте, что был обескуражен, узнав о масштабе воровства. Затем он изрёк: «Это ощущение не прошло до сих пор. Финансовая распущенность, безнаказанность людей, которых никто никогда не проверял. Причём эта система так укоренилась, что стала уже образом мысли. Мы выстраиваем эффективную систему контроля. Не скажу, что сегодня проблему искоренили полностью. Но результаты есть, и весьма ощутимые»[67].

 После таких слов казалось, что Сердюков не замешан в хищениях. Но, как выяснилось, он принимал личное участие в мошенничестве в особо крупных размерах. По версии Следственного комитета, имущество военного холдинга, принадлежащее государству, продавалось частным фирмам по низкой цене. В объединённом деле о хищениях и злоупотреблениях со стороны чиновников Минобороны насчитывается 14 эпизодов криминального обогащения. Их мошеннические действия нанесли бюджету страны ущерб в размере свыше 4 млрд. руб. Воровство в Минобороны представляет для России бóльшую опасность, чем оргпреступность вместе со всеми ворами в законе и криминальными авторитетами. Разграблению подвергалось огромное министерство. Как отмечает Александр Гуров, генерал-лейтенант полиции, последствия этого могут быть чудовищны. Под сомнение поставлена обороноспособность страны.

 6 ноября 2012 года Путин отправил Сердюкова в отставку с поста министра обороны в связи с возбуждением уголовного дела о мошенничестве в компании Оборонсервис. Президент РФ назначил на этот пост Сергея Шойгу. Заместитель секретаря Генсовета Единой России Чеснаков считает, что у россиян после такого назначения должно повыситься доверие к армии. Он пояснил: у Сергея Шойгу есть политический вес, он знает ситуацию в армии, имеет звание генерала, а в органах власти его уважают. Такой человек может помочь Минобороны выбраться из скандала вокруг Оборонсервиса[68].

 Врач-психотерапевт Лев Щеглов как-то услышал разговор студентов. Один говорил другим, что надо устроиться в такое место, где можно «остроумно и креативно воровать». Врач поставил неутешительный диагноз: «Слово «воровать» почти утратило негативный смысл! Можно уже говорить об утрате основных инстинктов: каклегко молодые мамы убивают своих детей, подонки не просто обирают людей, а выбирают для этого беспомощных»[69]. Общество смирилось с всеобщим воровством и коррупцией. В этом заключается симптом страшной болезни российского общества.

 *  *  * 

При попытке убедить россиян, что массовое воровство – страшная болезнь российского общества, в ответ говорят, что воруют не только у нас, но и в других странах. А некоторые даже утверждают, что есть страны, где воруют ещё похлеще, и отмахиваются. Дескать, нечего обливать грязью Россию, навязывая мысль, что воровство – исключительно российское явление. Мне от этого становится совсем грустно. Оказывается, народ не осознаёт патологического масштаба хищений. Ведь воровство в разных проявлениях пронизало всё общество, начиная от верхних эшелонов власти и кончая простыми рабочими. Поговорка «Не своруешь – не проживёшь» отражает образ жизни многих людей.

 Практически все в России живут по этому принципу. Чиновники воруют у граждан, предпринимателей, государства, получая взятки. Предприниматель вынужден воровать у государства, уклоняясь от налогообложения, и у своего работника, задерживая выдачу зарплаты. Иначе его бизнес не выдержит конкуренции и разорится. Рядовой гражданин ворует у государства, не выплачивая налоги за «халтуру», получая зарплату в конвертах, сдавая в аренду жилплощадь, занимаясь хищением на предприятии.

 В учреждениях и на предприятиях вынуждены жить не по официальным законам и правилам, а по внутренним. Бизнесмены в своей корпоративной среде не осуждают уход от налогообложения, чиновники – вымогательство, рабочие – кражу на предприятиях. Официальные законы написаны так, что в полном объёме соблюдать ихневозможно. Ещё Козьма Прутков писал: «Строгость законов Российских смягчается не обязательностью их выполнения»[70]. Эта российская особенность до сих пор живёт, и не собирается исчезнуть. Принимаемые новые законы, также как истарые, невозможно исполнить.

 Вот к таким печальным мыслям пришёл покорный ваш слуга, будучи работником КМР и железнодорожным пассажиром. Напрашивается тревожный вывод: пока РФ не может справиться с масштабной коррупцией и массовым хищением. К сожалению, перспектива выхода из создавшегося положения тоже не просматривается. Это может привести к образованию в обществе «критической массы» с чудовищной разрушительной силой. Перед Россией стоит крайне ответственная задача – не допустить этого.    

 

 

>