Об авторе книги "Размышления и откровения сахалинского корейца"

Мун Де До родился в городе Шахтёрске Сахалинской области в 1946 году.
Отец, Мун Бон Гон, был насильственно отправлен по трудовой повинности на строительство военного объекта на Север Кореи,
откуда ему удалось удрать в Японию, а оттуда перебрался на Сахалин.
Мать, И Сун Е, с двумя детьми – с сыном и дочерью – приехала с Юга Кореи на Сахалин в 1944 году.
Отца через неделю после долгожданной встречи с семьёй отправили опять же по трудовой повинности на остров Кюсю
вместе со многими корейскими шахтёрами. Т.е. отец 문재도 подвергся 이중진용 - двойной мобилизации, многих шахтеров
с Сахалина отправляли обратно на шахты Японии, а семьи оставались на Сахалине.
После капитуляции Японии он вернулся на Сахалин, к своей семье. Вскоре после его возвращения уже на Сахалине в 1946г
родился второй сын, которого назвали Дедо (재도).


Как многие корейские дети на Сахалине, Мун Де До учился вначале в корейской школе, затем в русской – одиннадцатилетней
средней школе с производственным обучением в городе Шахтёрске, где и получил в 1965 году аттестат зрелости.
Его родители как и многие корейцы на Сахалине не стали принимать советское гражданство в надежде на скорейшее возвращение
на родину. Они полагали, что принятие советского гражданства может стать препятствием для возвращения в Корею
и стали людьми без гражданства. Как следствие дети автоматически тоже становились людьми без гражданства.
Поэтому Мун Дедо по окончании школы не мог свободно выехать на учебу в Москву, где он мечтал поступить в МГУ.
На Сахалине корейцы без гражданства подвергались жесткой процедуре передвижения даже в пределах острова, не говоря уже
о выезде за пределы Сахалина. Причем в других странах люди без гражданства не имели политических прав, но не испытывли
таких ограничений как корейцы на Сахалине. Когда я работал на Сахалине в 80-е годы, мой русский коллега 1952г. рождения
рассказывал, что в его деревне на Белгородщине не всем выпускникам школ давали возможность уехать на учебу.
Поэтому с точки зрения режима того периода ограничение корейцев в выезде на материк было обычным делом.
Но вернемся к биографии Мун Дедо.
В 1965 году он вынужден был поступить в Иркутский государственный университет, поскольку ему не дали визу для поступления
в МГУ им. М.В. Ломоносова. Проучившись всего полгода, он был отчислен за прогул и явную незаинтересованность в учёбе.
Из Иркутска до Москвы уже можно добраться и без гражданства. В 1966 году поступил в МГУ им. М.В. Ломоносова
на биологический факультет. Факт поступления в самый престижный институт страны юноши с Сахалина, который не получил
полноценного школьного образования на русском языке (только последние 4 года он учился в русской школе)
уже свидетельствует о больших способностях Мун Дедо.
В 1968 году был переведён на экономический факультет того же университета, где учился на кафедре экономики зарубежных стран,
изучая экономику Японии. После окончания МГУ - лучшего университета в стране  Мун Де До полтора года скитался в Подмосковье
в поисках работы, перебиваясь случайными заработками разнорабочим, грузчиком. Об этих годах Мун Дедо подробно рассказывает
в главе книги "Воспоминания о своем мытарстве", поэтому я опускаю подробности того периода.
 В 1975 году он поступил на работу во Всесоюзный институт научной и технической информации (ВИНТИ), где работал старшим
редактором, затем младшим научным сотрудником, обрабатывая научно-техническую литературу на японском, корейском и
английском языках. В 1983г защитил диссертацию по экономике Южной Кореи.  
В 1985 году Мун Де До переводом был зачислен в Институт востоковедения АН СССР, где проработал научным сотрудником
до 1989 года. У него более 20 научных работ, некоторые из них были опубликованы в закрытых журналах.
Как специалист южнокорейской экономики он неоднократно писал записку в ЦК КПСС с предложением наладить торгово-экономические
связи с Республикой Корея, с которой СССР тогда не имел дипломатических отношений.
Накануне Сеульской Олимпиады по просьбе ЦК написал записку на имя Председателя Совмина Рыжкова о целесообразности
нормализовать отношения Советского Союза с Южной Кореей и активно использовать южнокорейский фактор в качестве рычага
давления на Японию для получения определённой выгоды во внешнеэкономической деятельности.
Накануне распада СССР Мун Де До расстался с любимой исследовательской работой, стал заниматься исключительно переводческой
деятельностью. Как переводчик с японского и корейского языков объездил всю страну, начиная с Курильских островов и кончая
Прибалтикой, бывал во всех странах СНГ, в Японии и в Южной Корее.

Мы публикуем "Размышления и откровения сахалинского корейца", в котором отразились взляды автора, познавшего на себе
тяготы советского режима 20-го века в отношении сахалинских корейцев. Размышления автора о постсоветской России,
критический взгляд на состояние экономики и перспективы развития наталкивают на серьезные размышления.

Точка зрения автора не является полным отражением позиции "Общества сахалинских корейцев", на сайте которого публикуется материал.

 

 

>