Глава 4. Рабский менталитет

Глава 4. Рабский менталитет

 Мои однокурсники, в большинстве своём окончившие школу с золотой медалью, наизусть помнили виртуальные победы Советской державы. Всё, что говорилось КПСС, воспринималось ими как истина в последней инстанции, как бесспорные факты. Особенно им нравилась самоидентификация как самого великого и передового народа в мире. Поэтому они смотрелись как инфантильные и зашоренные.

 Инфантильность – особенность советского человека

Инфантильность возникает, когда человек находится под чрезмерным контролем. Большевики создали государство тотальной «опеки». Они стремились вытравить в человеке частнособственнический инстинкт, контролировать каждый шаг, ибо в их подсознании была заложена мысль, что любой частнособственнический дух и всякая бесконтрольность порождают контрреволюцию. Стремление вытравить частного собственника из сознания и контролировать всех и всё никогда не покидало власть. Положение усугублялось тем, что хотели создать послушных, безликих «винтиков» государства, а тут уж без контроля нельзя было. Человека запихивали в строгий формат поведения, кто в него не втискивался, жестоко карался. Такого человека осуждали на собрании, ставили ему «на вид». Тем самым изначально в человека закладывалось чувство вины перед обществом, ставшее глубоким сознанием страха перед властью сделать что-либо не так. Перейти незримую черту было опаснее, чем нарушить закон. Это особая черта человека, живущего по схеме: я веду себя хорошо как честный и правильный, в ответ власть обеспечивает мне всё для нормальной жизни, заботится о моём здоровье, защищает меня.

Такие отношения между инфантильным народом и патроном навязывались с самого начала установления советской власти. Сильным, самостоятельным, творчески мыслящим и просто трезво думающим людям подобного рода отношения были отвратительны. Им было невыносимо, когда тебе постоянно о чём-то настойчиво указывали. Административно-командная система подавляла таких людей, насильно запихивая их в нужный формат мышления и поведения. Если не помогало, то сталинская власть арестовывала непослушных, отправляла этапами в концлагеря. В постсталинское время власти занимались высылкой их за границу, с последующим лишением гражданства, заключением в тюрьму и в «психушку».

Тотальная «опека» создала инфантильное сознание, породившее культ Сталина. Советские люди в большинстве были инфантильными, детьми в своих душах, им страшно было жить без Отца народов. Для инфантильного населения вера в Отца нужна была как воздух, без этой веры все возведённые в обществе конструкции просто повисали в воздухе. Что делать, если нас предадут, как это делали бояре? Только мудрый и строгий Отец может поставить всех на место. Самим определить место для всего, выбирать слуг народа и контролировать их шаги – всё это просто исключалось. Слово Отца – это закон, который воплощался в жизнь преданной Сталину партией. У КПСС была молодёжная организация – Всесоюзный Ленинский Коммунистический союз молодёжи (комсомол). И когда патронажная «Партия сказала: надо, комсомол ответил: есть! На поля, на стройки!»

И что характерно: у инфантильных людей нет ни социальных, ни тем более политических установок, которые вырабатываются и закрепляются специально для того, чтобы самим взять хоть что-либо, отстоять свои права, проявить самостоятельность, отвечать не только за свою судьбу, но и за судьбу родных и близких. Тотальная «опека» настолько изуродовала душу людей, что им погибнуть было куда легче, чем бороться за свои права, отстаивать собственные интересы.

Чтобы держать народ в рабском положении, власти постоянно создавали информационный вакуум, сообщая народу крайне ограниченную, тенденциозную информацию. Всё освещаемое СМИ должно было соответствовать идеологическим догмам и политическим шаблонам, построенным на демагогии и лжи. Всегда была начеку специальная служба, занимавшаяся контрмерами против антисоветской пропаганды Запада. Народ постоянно был обделён объективной информацией.

Зашоренность однокурсников выражалась в сильной ограниченности, нежелании слушать непривычные доводы и аргументы, упёртости в своих шаблонах. Надетые на них шоры являлись удобным приспособлением при движении в нужном направлении. Никаких отклонений, куда подтолкнули, туда и побежали – строго по заданному курсу. Никакого плюрализма мнений просто не должно быть.

Подобное приспособление надевалось каждому человеку настолько виртуозно, что редко кто мог заметить. Административно-командная система чутко реагировала на всё, что могло побудить человека более широко смотреть на Мир, быстро отсекала «всё вредное и чужое». Без этого невозможно было управлять человеком, никто не устремлялся бы по заданному маршруту. Поэтому большевики после революции широко мыслящую интеллигенцию и духовенство старались скорее убрать: высылка из страны, лагерь, расстрел. Чтобы предотвратить их возрождение, создали специальную систему воспитания и обучения, пройдя которую, человек становился косным и односторонне развитым, безынициативным и пассивно-агрессивным, невосприимчивым к плюрализму взглядов.    

Противостоять могли только дети, чувствовавшие навязываемую ложь. Становясь старше, они интуитивно пытались обезопасить своё развитие, всячески избегая контакта с неинтересными предметами. Так они внутренне защищались, осознанно становясь троечниками. Предпочитали заниматься любимым делом: увлекались научно-технической и художественной литературой, техническим конструированием или музыкой. Чтобы бороться за своё видение, им нужны были собственные социальные установки. Человек только тогда становится сильным, когда создаёт опору в себе, а не ищет её вне себя. Именно из среды детей с незацементированным сознанием появлялись личности, сумевшие раскрыть свои индивидуальные задатки. Из них сформировывался цвет творческой интеллигенции.

Разумеется, подобными троечниками было не всё подрастающее поколение. Большинство же учились старательно, «зубрили» механически, становились «отличниками» и «хорошистами». Они не задавали «глупых» вопросов, чутко реагировали на «линию КПСС», становились активными её проводниками. К ним относились и упомянутые однокурсники.

Работая с южнокорейскими бизнесменами, не раз слышал высказывания касательно сохранившихся инфантильности и зашоренности у многих россиян. Они считают, что особая совокупность черт последних представляет собой холопское раболепие. Оно проявляется в привычке делать только то, что спущено сверху, не допускать никаких инициатив, жить одним днём, необдуманно обещать и не выполнять или просто забывать об обещанном, забирать всё, что плохо лежит. Немцы и другие иностранцы, которые работают в России, тоже замечают рабское сознание, выражающееся в нежелании и неумении принимать самостоятельные решения. Иностранцы отмечают, что стоит ослабить контроль, российские работники быстро расслабляются, сразу у них появляется расхлябанность, небрежное отношение к работе, что приводит к ухудшению качества и падению производительности.

Некоторые русские тоже считают, что рабский менталитет остался в головах россиян, хотя крепостное право отменено более 150 лет назад. В этом сказался строй в СССР, который являлся, по сути, современной формой крепостничества. «Дайте русскому человеку толику власти – да хоть охранником или вахтёром поставьте, – и он уже чувствует себя начальником. Это всё комплексы, замешанные на рабском сознании»[125], – сказал Битов.

Большую роль в сохранении холопского раболепия в России сыграла и хроническая бедность народа на протяжении ХХ века. Бедность делает человека невыездным за пределы своего региона, ограничивает доступ к культуре, притупляет интерес к окружающему миру, препятствует расширению мировоззрения и сковывает инициативу. Вся жизнь у бедного человека крутится вокруг добывания средств существования, делая его пассивным в плане борьбы за своё человеческое достоинство.

Хроническая бедность сохранилась и в современной России. У каждого пятого россиянина зарплата ниже прожиточного минимума, у каждого третьего работающего едва хватает на то, чтобы свести концы с концами. Всего по стране в изношенных и аварийных домах живут 45 млн. чел. – почти треть населения. В январе 2012 года Путин отметил, что в России люди, живущие за чертой бедности на понятном международном языке цифр, составляют примерно 26%[126]. Несмотря на это, более 6 млн. трудоспособных мужчин не хотят работать, пребывают в добровольном безделье[127]. Официальная статистика не отражает реального уровня тунеядства, фактическая ситуация более тревожная. Люди не обращаются в бюро по трудоустройству, не регистрируются как безработные. Неработающий русский заливает своё неустройство крепкими напитками, на их покупку находит деньги: копошится в мусорных контейнерах в поиске чего-нибудь такого, чтобы продать, ворует, занимается попрошайничеством. Большая часть населения смирилась с нуждой и деградирует. Пассивность и нетребовательность тоже носят хронический характер. Социальная активность у бедных людей крайне низкая. Бедняки и нищие как-то выживают, верят и ждут, что власть подкинет социальную подачку.

Поэтому качество политического сознания основной массы избирателей остаётся невысоким, продолжает падать, особенно в небольших городах, сельской местности. Люди ругают власть, но не понимают причины своих бедствий. Самое страшное – бедность для многих россиян давно стала порочным кругом, никак не удаётся разорвать его. Вячеслав Костиков подчеркнул: «Настоящий ад – это бедность. Она порождает пьянство, болезни, насилие, невежество, социальную апатию, иждивенство. Среди бедных слоёв населения особенно велика доля нетрудоспособных. Если же бедность растянулась на десять лет, то человек фактически утрачивает шанс на спасение. Гибнет как личность, как гражданин. И, конечно же, бедный человек потерян для демократии. Ему нужен не закон, а милость начальства, не свобода, а подачки, не рабочее место, а пособие, не партия, а собес, не лидер, а фюрер»[128].

Кстати, во время Великой депрессии 1929-1933 годов простые люди в странах Запада тоже находились в бедственном положении. Но не было добровольного безделья, и не ждали милостыню. А тянули за собой повозки с жалким скарбом, покидая депрессионные районы, искали хоть какую-нибудь работу, чтобы прокормить семью. Главное – не опуститься на дно, переждать страшное бедствие, ни в коей мере не мириться с бедностью. Такова жизненная установка на Западе

Попав в такое положение, россиянин не сдвинется с места, будет ждать, когда придёт большой начальник и позовёт на работу. Если работы нет, то надеется на милостыню – мешок муки на пропитание. Такая привычка, связанная с хронической бедностью в ХХ веке, никак не способствует избавлению от рабского менталитета. Наоборот, она усиливает холопское раболепие, парализует волю к нормальной жизни, подрывает нравственные устои. Неустроенные люди легко опускаются на дно общества.

Рабский менталитет проявляется в бездумном и беспрекословном исполнении всех прихотей Хозяев, в лёгкой податливости на любую пропаганду, отсутствии критического взгляда на события и собственного мнения по большинству жизненно важных вопросов. Он обнаруживается у человека не в отношении к закону или государству, а в повседневной жизни: в отношении к друзьям, коллегам и соседям. Рабы не берут на себя ответственности за общие дела, любят пакостить ближнему, оскорбляют других, будучи униженными. Они падки на халяву, очень скупы, от безделья ворчат у себя дома и в общественных местах. Рабы легко нарушают любой порядок, лишь бы пропихнуться к началу очереди или получить объедки с барского стола. У рабов нет понятия благоразумия, бережного отношения к чужой собственности и чужому времени. Если обстановка позволяет, то они воруют до остервенения. При всём при этом считают себя лучшими людьми в мире, потому что они самые добрые, самые душевные.

Антипод раба – аристократ. Начав свою жизнь с чистого листа, он сам нарабатывает условия деятельности. Работает с позитивными мыслями в голове и по возможности с улыбкой на лице. Сам протаптывает тропинку к вершине всеобщего признания, надеясь на свой опыт и знания, выделяет самое главное для себя и идёт к цели твёрдой, уверенной походкой. Всегда содержит в чистоте и порядке свою квартиру, берётся убирать мусор за другими в подъезде. Для него оказание помощи бедствующему, соблюдение законов, общественного порядка и этических норм, проявление уважения к друзьям и сослуживцам являются нормой поведения. На грубость старается отвечать вежливостью, на жестокость – добротой, на разрушение – созиданием, на уныние – радостью, на отчаяние – надеждой, на недоумение – уверенностью, на всеобщее замешательство – спокойствием, на беспорядок – кропотливой работой по его устранению. Несёт на своих плечах невзгоды других, не боится ответственности, всегда остаётся хозяином положения, собственной судьбы, своих слов. Не считает себя представителем лучшего народа, никогда не занимается самовозвеличиванием. Ещё одна отличительная черта – предъявляет жёсткие требования, прежде всего, к себе. Поэтому остаётся морально устойчивым в любой ситуации. В благополучной стране таким хозяином-аристократом является почти каждый. Это очень важно, ведь народовластие, демократия и гражданское общество начинается в собственном доме, у собственного подъезда.

Вспомним одну из десяти заповедей Лихачева: «Пусть труд и мысли твои будут трудом и мыслями свободного творца, а не раба»[129]. Заповедь, достойная того, чтобы помнили всегда. Но многие не осознают: рабская психология служит страшным тормозом для нормального развития страны. К сожалению, в РФ людей с таким сознанием большинство, и поэтому создаётся неприглядное лицо общества.   

 Тамбовское восстание и другие народные волнения

 Когда вспоминаешь однокурсника Юрия С., возникает вопрос: почему он ни разу не обмолвился о Тамбовском восстании 1918-1921 годов? Сам он из какого-то колхоза Тамбовской области, и не думаю, что земляки никогда не говорили о «тамбовских волках». Если действительно не знал, то у него был серьёзный пробел в представлении о Родине. Тем более что это восстание известно как единственный случай в мировой истории, когда власти использовали химическое оружие против собственного народа.

До революции подавляющее большинство населения Тамбовской губернии проживало в сельской местности. Губерния была расположена на лучших в мире чернозёмах, не имеющих аналогов – плодородный чернозёмный пласт местами залегал до глубины четырёх метров! Она занимала по развитию пятое место среди 80 губерний и административных образований Российской империи, считалась одной из самых зажиточных. Первая мировая война не ухудшила экономическое положение крестьян. Потери рынков сбыта сельхозпродукции в Европе компенсировались поставками на нужды действующей русской армии. Поэтому тамбовская земля оставалась одной из житниц России.

 Вскоре после октябрьского переворота тамбовчане поняли, что большевики в 1917 году обманули народ. Они провозгласили «Немедленный мир!», а через несколько месяцев провели насильственную мобилизацию в Красную Армию на Гражданскую войну, объявили: «Вся земля крестьянам!», но запретили крестьянам торговать хлебом, силой забирая по военно-коммунистической политике продразвёрстки.

 Близость Тамбовской губернии к центру и зажиточность земледельцев предопределили широкий размах деятельности продотрядов. К октябрю 1918 года там действовали 50 продотрядов, в которых насчитывалось до 5 тыс. чел. Такого размаха конфискаций не знала ни одна другая губерния. Даже крестьяне, терпеливо относившиеся к продразвёрстке как временной и вынужденной мере, стали возмущаться произволом в определении объёмов поставок продовольствия, грабежом продотрядов, отъёмом всего того, что даёт тамбовская земля, небрежным хранением, частым использованием изъятой продукции не по назначению. Часто вооружённые продотрядовцы выгребали хлеб дочиста. Отобранный хлеб зачастую гнил на железнодорожных станциях, пропивался продотрядом, перегонялся на самогон.

 Такой произвол и бандитизм вызвали недовольство, переросшее в сопротивление. Первой и самой массовой формой сопротивления продразвёрстке стало намеренное сокращение крестьянином своего хозяйства. Если в 1918 году на одно хозяйство в губернии приходилось в среднем 4,3 десятины посева, то в 1920 году – 2,8. Поля засевались в размерах, необходимых только для личного потребления.

 Положение в деревнях резко ухудшилось в 1920 году из-за засухи, а продразвёрстка оставалась безумно высокой. Крестьянство пришло в полный упадок. Ситуация сложилась такая, при которой крестьянам пришлось выбирать между сопротивлением к конфискации и голодной смертью. К этому добавилось ограбление и закрытие церквей, вызвавшее возмущение православного крестьянства. Оно стихийно переросло в восстание 15 августа 1920 года в селе Хитрово Тамбовского уезда, где местный комитет Союза трудового крестьянства (СТК) разоружил продотряд. 19 августа 1920 года сразу в нескольких сёлах крестьяне, доведённые до отчаяния, объявили бойкот продразвёрстке и при поддержке партизан уничтожили продотряды, местных коммунистов и чекистов. В тот же день в селе Афанасьевка Тамбовского уезда произошло объединение нескольких мелких повстанческих групп, положив начало быстрому распространению восстания. Вскоре повстанческий пожар перекинулся на территории ряда уездов Тамбовской,  Саратовской и Воронежской губерний. В течение месяца численность восставших достигла 4 тыс. вооруженных повстанцев и около 10 тыс. крестьян с вилами и косами.

 Во главе восстания встал левый эсер Антонов, сформировавший ещё осенью 1918 года боевую дружину и начавший вооруженную борьбу с большевиками. Его отряд стал организационным ядром повстанческой армии. Ясность целей – смерть коммунистам и создание свободной крестьянской республики, успешные боевые действия в благоприятных природных условиях с большим числом лесных массивов, гибкая партизанская тактика внезапных атак и стремительных отходов способствовали быстрому росту армии. Очень кстати было огромное количество оружия, захваченного в Тамбове после его взятия белой армией и переданного в августе 1919 года генерал-лейтенантом Мамонтовым партизанам.

  14 ноября1920 года повстанцы объединили все свои силы под единым командованием, создав Объединённую партизанскую армию Тамбовского края в составе трёх армий. Её возглавил поручик Токмаков, являвшийся председателем СТК. Антонов стал начальником второй повстанческой армии. В феврале 1921 года, когда движение приобрело большой размах, число бойцов достигло 40 тыс. чел.

 Крестьянское восстание на Тамбовщине не на шутку обеспокоило как высшее военное командование, так и самого Ленина. В октябре 1920 года Ленин поручил своим военачальникам ускорить разгром восстания, приказал подавить его безжалостно, сжигать всё. После победы советской власти в Крыму пришлось перебрасывать в Тамбовскую губернию дополнительные военные силы. 27 апреля 1921 года Политбюро ЦК РКП(б) назначило командующим войсками Тамбовской губернии Тухачевского, поручив директиву – ликвидировать тамбовское восстание не позже чем в месячный срок.

 Тухачевский решил вначале бороться с повстанцами с помощью мирного населения: брали заложников, допрашивали, и если не получали сведений о партизанах, то устраивали показательный расстрел раз за разом, десяток жителей – за десятком. Особым приказом всем тамбовчанам категорически запрещалось покидать пределы губернии. Но это не помогло повлиять на положение в губернии. Он написал рапорт, подчеркнув, что тамбовские партизаны дерутся, как волки, что без применения особых средств бунт погасить невозможно. И получил «добро» на использование химических средств. 12 июня 1921 года издал приказ о применении химического оружия. Скомандовал очистить ядовитыми газами леса, где прятались «бандиты», рассчитав такое их количество, чтобы удушливое газовое облако распространилось по всему лесу, уничтожая или выкуривая тех, кто в нём прятался. В ходе боев с применением химического оружия погибло и гражданское население в трёх деревнях губернии.

  В июле руководство восстания издало приказ: отрядам разделиться на группы, скрыться в лесах и перейти к партизанским действиям или разойтись по домам. Восстание распалось на ряд мелких изолированных очагов, и повстанцы вернулись к партизанской тактике[130]. В такой обстановке основой операции Тухачевского стало создание на Тамбовщине жёсткого режима оккупации и террора против населения. Это сопровождалось взятием заложников, массовыми расстрелами, уничтожением сёл и деревень, созданием концлагерей. Подавляющее военное превосходство властей, запредельная жестокость при расправе предопределили поражение восстания.

Крестьянская война сильно потрясла большевистскую верхушку, принудила её отказаться от продразвёрстки и начать новую экономическую политику. В результате настроение крестьянства постепенно поменялось в пользу Советской власти. Тамбовские крестьяне, оказавшись между жерновами войны и вынужденные постоянно приспосабливаться к изменчивой ситуации, измученные террором, более всего нуждались в спокойной обстановке, чтобы вернуться к привычной жизни сельского труженика.

 В СССР эти трагические страницы замалчивались. Но российскому народу следует знать правду о тамбовском восстании. При ознакомлении с его историей напрашивается вывод: между социализмом и социальной справедливостью изначально не было никакого знака равенства. Режим насильственного утверждения социализма направлял оружие в критический момент против собственного народа.

 Если однокурсники знали всю правду об истории своей страны, то вряд ли бы становились на дыбы, слушая мои высказывания. Вероятно, они многого не знали, так как власти скрывали то, что компрометировало строй, созданный большевиками, выдавали народу тщательно отфильтрованную, тенденциозную и искажённую информацию. В стране говорили, писали и учили, что белые, немцы и другие враги жестоко пытали на допросах, зверски относились к советским людям, сжигали дома и селения, отбирали продовольствие, расстреливали мирных жителей. Причём всё это подавалось так, что Советский Союз в глазах населения представал как справедливое государство, поскольку осуждал такие деяния. Логика была проста: раз осуждал, значит, сам СССР не способен был на это. Но историческая правда отвергает это. Подавление тамбовского восстания тому яркий пример. А что творили люди Ягоды, Ежова, Берии, как относились в ГУЛАГе – об этом сейчас знают все, но долгое время замалчивалось. 

Долго скрывались и краснодарские события. Они начались на Сенном рынке Краснодара, где милиция задержала рядового-самовольщика, пытавшегося продать казённое имущество. Рыночная толпа отбила задержанного от милиционеров. Когда дружинники задержали его повторно, масса людей двинулась к военной комендатуре освобождать его. Увидев, что люди штурмуют здание, караульные комендатуры начали стрелять. Семнадцатилетний школьник Савельев был убит. Разъярённая толпа захватила комендатуру и избила караульных. С телом погибшего на руках и с песней «Вихри враждебные» она пошла к зданию Краснодарского крайкома партии, захватила его и разгромила, затем разошлась. На следующий день состоялся митинг у крайкома.

 Причиной краснодарского бунта были безответственность и равнодушие власти к настроению людей. Мнения граждан в условиях советской «демократии», чисто декоративной, пренебрегались. Послевоенные обещания о сытой жизни не выполнялись, хрущёвские эксперименты привели страну на грань голода. Продовольствия не хватало, цены пошли вверх. Денежная реформа 1961 года воспринималась как угроза, народу казалось, что отбирают и деньги. Накапливалось недовольство, обстановка накалялась, и достаточно было одной искорки, чтобы массовое недовольство выплеснулось наружу. Это и случилось. Краснодарцы выразили протест единственно возможным тогда способом, не вписывающимся в рамки закона. После того, как бунт затих, начались аресты. Провели следствие, активных участников приговорили к срокам до 15 лет заключения. Итоги краснодарского «бунта» выглядели: один погибший, один раненый, 39 пострадавших военнослужащих, 15 осужденных участников[131].

 В стране, где господствовала рабская психология, рабочий класс иногда показывал дух настоящего пролетариата. Это происходило в государстве, провозгласившего себя рабоче-крестьянским. Ещё один пример тому – Новочеркасская забастовка. Власть жестоко расправилась с ней, хотя должна была удовлетворить экономические требования рабочих по провозглашённому призванию. Тем самым сорвала с себя «коммунистическую» маску, из-под которой выглядывала ханжеская административно-командная физиономия, обнажила ложь о единстве КПСС и народа.

СССР пришёл к этому естественным путём. Главная причина – поражение мировой революции, на которую большевики возлагали большую надежду, не имея экономических предпосылок для построения социализма. Революция в капстранах потерпела поражение, затем совсем заглохла. Россия была единственной страной, где она победила, но оказалась в международной изоляции. Без интернациональной помощи рабоче-крестьянская власть не удержалась, переродилась. В 1920-е годы рабочие и крестьяне потеряли политическую власть, хотя вывеска Советской власти оставалась. Новая Советская власть, сформировавшаяся в середине 1920-х годов, перестала быть выразителем интересов трудящихся. В ходе сталинской контрреволюции диктатура пролетариата трансформировалась в государственную бюрократию и номенклатуру, ставшую господствующим классом. Декларированный социализм был не чем иным, как государственно-бюрократическим капитализмом (ГБК). Создав жестокую бюрократическую систему, сталинский режим репрессивными методами перековал мелкобуржуазное общество в авторитарно-номенклатурное с огромной армией пролетариата. Последний и должен был выступать в роли могильщика ГБК. Но советская бюрократия в лице всесильной партии в первые годы существования беспощадно расправлялась с любыми проявлениями рабочего движения, деморализовав пролетарский дух.

 Недовольство рабочих беспощадной эксплуатацией, низким уровнем жизни и социального обеспечения, ограниченными правами, заложенными сталинской системой, в 1962 году вырвалась наружу в связи с либерализацией общественных отношений при Хрущеве. В Новочеркасске, словно в капле воды, отразилась административно-командная буржуазная природа СССР, а борьба пролетариата за свои интересы приняла открытый характер. Новочеркасский расстрел разоблачил буржуазно-номенклатурную сущность КПСС. Забастовка была проявлением пролетарской солидарности в Советской империи, продемонстрированной в борьбе с классом настоящих эксплуататоров. У восстания не было шансов развернуться на всю страну, разрушить ГБК. Но оно показало, что народ не согласен быть в положении рабов. 

 При сталинском руководстве привилегии для советской номенклатурной бюрократии сложились в систему, которая сохранилась вплоть до 1991 года. Эта система не имела ничего общего с лозунгами равенства и справедливости, под которыми большевики пришли к власти. Они совершенно не стеснялись, вели себя предельно цинично. Так, в 1942 году во время визита Черчилля в Москву Сталин закатил в Кремле такой роскошный банкет, что англичане ахнули. Они никак не могли понять, как можно пировать, когда враг наступает на территории страны. В Великобритании даже королевская семья сидела на урезанном снабжении, вплоть до чёрного хлеба с отрубями, проявляя солидарность с народом. 

 После войны, когда в стране налаживалась жизнь, Сталин урезал привилегии номенклатуре. Тем самым вызвал недовольство в рядах партийной элиты. Этим воспользовался Хрущёв, который после прихода к власти вернул доплаты и прочие блага, укрепляя своё положение лидера СССР. При нём появилась «сотая секция» ГУМ в Москве, где партэлита могла за бесценок приобретать добротные импортные товары: костюмы, джинсы, дублёнки, пальто, шубы, бытовую электронику. Подавляющая часть населения страны не знала об этом, потому что не разглашалось. При Брежневе эта практика процветала, приняла отвратительно неприличный характер. Отдельное снабжение существовало для жён членов Политбюро, доведенное до совершенства Раисой Горбачёвой. Набор ВИП-привилегий дополняли прекрасное питание исключительно натуральными продуктами, лечение в «кремлёвке», отдых в санаториях в Минводах и на Чёрном море. Дети сановников без проблем поступали в лучшие вузы страны[132]

 «Омерзительно дикая, первобытная, феодальная Азия»

 В новостях Orel Grad Интернета сообщалось о том, что 31 августа 2011 года в Орловской области пьяная женщина взяла за ноги 5-месячного сына, несколько раз ударила головой об стену, чтобы ребёнок не плакал. От полученных телесных повреждений ребёнок скончался. Когда прочёл эту чудовищную новость, вспомнил слова, произнесённые тёщей упомянутого Александра П. в 1981 году. Она ни с того ни с сего сказала мне: русский человек никогда не ударит об стену ребёнка, взяв за ноги, как это делали фашисты! После этого она недобрым взглядом посмотрела на меня. С точки зрения здравомыслящего человека не поддаётся объяснению, почему она так поступила – ведь не было никакого повода так говорить. Но она думала иначе: сочла необходимым вставить своё замечание и ущипнуть меня во время званого обеда. Вероятно, я был каким-то раздражителем и спровоцировал колкое замечание.

Вспоминая это замечание, подумалось, что в голове этого человека крепко сидело представление о мире, напичканное идеологией страны. По этому представлению русские – самые добрые, гуманные и миролюбивые, не способны на бесчеловечный и жестокий поступок. А другие народы легко становятся беспощадными и свирепыми, когда обстоятельства складываются определённым образом. Это показали немцы, японцы, американцы и кто угодно. Немалую роль в создании такого стереотипа сыграло и то, что власти выдавали народу крайне ограниченную и тенденциозную информацию. В ней практически не было объективных сведений о том, через какие ужасы пришлось пройти самому советскому народу.

 Тот случай напомнил другой, происшедший в студенческие годы. Однокурсник Георгий Б. как-то решил задеть меня как восточного человека, используя при этом впечатляющие успехи ФРГ. Он сказал: «Да что там Япония со своим «чудом». Вот немцы – это, да. У Японцев нет ни одной своей серьёзной разработки, у них всё делается за счёт лицензий и заимствованных технологий». Ему хотелось подчеркнуть: азиаты, включая японцев, – народы бездарные, ничего не могут изготовить, опираясь только на свои способности, им ничего не остаётся делать, как покупать лицензии для производства товаров.

 То же самое вторил другой однокурсник Олег Х., высказавший мне хорошо продуманную мысль: «Какие могут быть умственные и физические способности у азиатов, если они едят один рис?!» К моему удивлению, я ещё раз услышал схожее мнение во время семинарского занятия по политэкономии. Женщина-профессор Б., побывавшая в Индии, сказала студентам: «Индусы едят один рис, причём руками». Затем она выразила сомнение: «Сумеют ли они поднять свою экономику?».

 Народы Восточной и Юго-Восточной Азии (ЮВА) едят не только рис. Рис у них является как бы «хлебом», помимо него, употребляют мясо, рыбу, морепродукты, разные соленья, овощи и фрукты. Корейская и японская кухни, например, не уступают по разнообразию русской или украинской.      

 Между прочим, в истории стран ЮВА, Восточной и Южной Азии большую роль сыграло рисоводство. Рис – весьма питательная и урожайная культура. В начале нашей эры индийские крестьяне освоили технологию выращивания заливного риса. Это была довольно сложная и трудоёмкая технология, требующая коллективного труда и слаженной работы крестьян. Сначала деревенская община строила плотину на речке и рыла пруд, от него отводились оросительные канавы в поля, которые заливались. Рисовую рассаду выращивали в специальном питомнике с регулируемым микроклиматом. Затем её высаживали на затопленные поля. Позднее для борьбы с сорняками в рисовых полях стали разводить карпов, повысив эффективность использования земли для пополнения продовольственного баланса. Урожайность заливного риса была вдвое выше пшеницы, при этом собирали не один, а два и даже три урожая в год. Это было фундаментальное открытие, ознаменовавшее победу людей над природой и оказавшее огромное влияние на развитие человечества. Оно повлекло за собой появление нового культурного круга. Вначале индийские колонисты и торговцы принесли заливной рис на берега Индокитая, в Бирму и Индонезию. Затем он пришёл в Китай, Корею и Японию. Распространение заливного рисоводства означало значительное расширение экологической ниши. Благодаря высокой урожайности, сбору по два-три урожая в год, на существующей территории могло проживать втрое и даже вчетверо большее население. В результате рассматриваемая часть Азии стала самым густонаселённым регионом планеты.

 Заливное рисоводство, наряду с природно-климатическими условиями и иероглифической письменностью, сформировали особый менталитет у ряда народов рисовой культуры: Китая, Кореи и Японии. Это спокойное отношение к монотонной работе, общинное сознание, трудолюбие, дотошность, добросовестность. Все эти ментальные особенности и национального характера сыграли немаловажную роль в экономическом прорыве вначале Японии, затем «азиатских тигров» и современного Китая. Неслучайно в судостроении, отличающемся трудоёмкостью и монотонностью технологических операций, пятёрку мировых лидеров, как отмечается ниже, составляют именно страны рисовой культуры. Покорный ваш слуга не удивится, если главный центр мирового хозяйства в недалёком будущем переместится из Европы и Северной Америки в обширный регион Восточной, Южной Азии и ЮВА, поскольку доминирующую роль в экономическом развитии в последние годы играют именно людские ресурсы.

 Мнения Георгия Б. и Олега Х. были связаны с тем, что Азия в понимании славян – это дикие люди, у которых нет чувства гуманизма, они не знают о человеческих ценностях в обществе. Азиáтчина – это бескультурье или культурная отсталость, грубость. В сознании славян азиатские народы ассоциировались с коренным населением Кавказа, Средней Азии и Сибири, уклад жизни которого до революции был родоплеменным или байско-феодальным, и аборигены тундры, которые не были знакомы с европейской культурой. «Эти азиаты» только после «победы социализма» начали приобщаться к современной цивилизации, но от варварских пережитков не избавились. Такое видение о кавказских, сибирских и среднеазиатских народах в славянском разумении экстраполировалось на весь азиатский регион.

 Искажённое представление о народах Восточной Азии до сих пор сохранилось у многих россиян. Вот что высказал через Интернет неизвестный автор: «Думаю глядя на события в Киргизии многим из вас (как например мне) становится омерзительно дикая, первобытная, феодальная Азия. Для меня если честно само слово «Азия» неприятно – от него веет каким-то неблагополучием, болезнями, трупным запахом и кровью. Киргизия – это типичная Азия где за ночь вырезали 700 узбеков. Но и Китай и даже относительно благополучная Япония – это Азия. Это дикие люди для которых нет понятия гуманизма и ценности человеческой жизни»[133] (пунктуация и стиль сохраненыавт.).

 Переоценка достоинств и чрезмерное восхваление своего народа приводят к неприятным последствиям. В стране, где господствует такое самомнение, устанавливается всеобщее благодушие, приводящее к расхолаживанию, деградации и отставанию, затем к консервации отсталости. Примерно такой процесс произошёл в Советском Союзе в 1960-1980 годы, когда кроме топливно-сырьевых товаров, промышленной продукции с низкой добавленной стоимостью и вооружения СССР практически ничего другого не мог предложить на мировом рынке, а сельское хозяйство так и не смогло обеспечить продовольственную безопасность. Тем временем в Восточной Азии и ЮВА появились «азиатские тигры» – Республика Кореи (РК), Сингапур, Тайвань, Гонконг. Они оказались далеко впереди России по основным социально-экономическим параметрам, показывающим жизненный уровень населения.

 В рейтинге наиболее процветающих стран мира, составленном в 2012 году британским аналитическим центром «Legatum Institute», Гонконг, Сингапур и Тайвань заняли соответственно с 18 по 20-е, а Южная Корея – 27 место в списке из 144 государств. Это намного выше, чем Россия (66-е место). Первое место заняла Норвегия, второе – Дания, и тройку замыкает Швеция. Введённый в 2004 году рейтинг наиболее процветающих стран оценивает достижения каждого государства по восьми категориям: мощь экономики, деловой климат, эффективность управления, система образования, уровень здравоохранения, безопасность и верховенство закона, личная свобода человека, социальный капитал. Реальный ВНП Юга Кореи в 2012 году вырос на 2% по сравнению с 2011 годом и превысил 1 трлн. долл. По этому показателю РК вошла в список 12-ти наиболее развитых экономик мира[134].

 Ради размышления приведу ещё один пример южнокорейского успеха. В 2005 году РК стала мировым лидером по судостроению, опередив Японию. А по итогам 2007 года она оказалась судостроительной империей по всем трём основным параметрам – общему тоннажу спущенных на воду судов, тоннажу полученных заказов и тоннажу строящихся судов. Каждое третье судно, сошедшее со стапелей в мире, имело марку «сделано в Корее». Есть ряд типов судов, по строительству которых Южная Корея доминировала убедительно. К ним относятся танкеры для перевозки сжиженного газа (79,4 % мирового производства), сверхбольшие контейнеровозы (73 %), суда по перевозке автомобилей и другие. В остальных классах она чаще всего «просто скромно лидировала», производя около трети. Такие её успехи уже никого не удивляют. Для сравнения: в 2008 году на долю Юга Кореи падало 37% суммарного дедвейта строящихся судов против 0,002% России. Несмотря на резкое сокращение объёма заказов южнокорейских судостроителей в 2012 году, Республика Корея продолжала сохранять мировое лидерство в отрасли. Следует отметить, что на долю трёх судостроительных держав – РК, КНР и Японии – падало около 90% мирового портфеля заказов 2006-2008 годов. За тройкой лидеров, правда, с большим отрывом, шли Филиппины. Обращает внимание неожиданный рывок Вьетнама в судостроении, позволивший ему занять 5-ю позицию в мировой табели о рангах в судостроении[135].                                                                                                              

 Юг Кореи является одним из мировых лидеров в электронике и автомобилестроении. В 2012 году его компания «Samsung Electronics» возглавил мировой табель о рангах по продажам мобильных телефонов. По всему миру компания продала 407 млн. мобильных устройств, в том числе смартфоны. В результате на её долю падало 23,7% общемирового сбыта. Южнокорейский гигант захватил почти треть мирового рынка смартфонов. В списке автомобилестроительных стран мира по итогам 2012 года РК заняла пятое место по производству автомобилей против 11 места России. В ведущую пятерку вошли Китай, США, Япония и Германия, т.е. три страны Восточной Азии[136].

 «Это крайне не продуктивно, и мы не хотим идти по этому пути»

 Я иногда провоцировал однокурсников на откровенность, чтобы они стали ближе к здоровому патриотизму. Но ничего не получалось. Они искренне выражали свои убеждения. С высоты сегодняшнего дня можно сказать, что надежды были наивны. Но так хотелось, чтобы они имели более объективное представление о мире, смотрели на вещи более трезво, освободившись от иллюзий. Тем более что все они были далеко не глупыми, отличались одарённостью. Но слепо на веру принимали всё, что навязывалось властями. Когда пытался открыть им глаза на реальность, они в ответ повторяли известные тезисы. Тогда понял, что ещё время не пришло, я не смогу до них достучаться. Кстати, на замечание, что советские изделия низкого качества, тут же выпалили: «если захотим, то сможем делать качественные товары».

 В сентябре 2010 года Гендиректор завода КМР рассказал Логвиненко и Бакланову, как ему самому пришлось довести до нормальной кондиции только что купленную офисную мебель российского производства в своём кабинете. Столы и стулья шатались из-за того, что шурупы не везде были затянуты, а в некоторых предусмотренных для них местах их просто не было. В заключении задал извечный в России вопрос: «Есть ли вообще нормальные российские товары?» А ведь прошло более сорока лет, когда было сказано: «если захотим, то сможем…». Так и не научились производить самостоятельно добротные товары. Провал в попытке создания высокоскоростного поезда Сокол-250 – яркий тому пример. Кинорежиссёр Соловьёв в связи с этим отметил: «Мы тупо продолжаем торговать нефтью и при этом никак не можем наладить инновационное производство какой-нибудь обыкновенной табуретки»[137].

 Сильное отставание в инновациях и модернизации промышленности, преимущественно сырьевой уклад экономики обваливают и без того низкий международный престиж РФ. А это совсем неприятно. 

 Но это ещё полбеды. Самое неприятное для народа в другом. Вместо «светлого будущего», о котором так много говорили советские вожди, он имеет мрачное настоящее: разворованную, растасканную и коррумпированную страну с загнивающей армией. В Москве и других крупных городах в огромном количестве обитают бомжи. В подъездах домов они справляют малую и большую нужду. В аварийных строениях, подвальных помещениях и зданиях долгостроя появились даже бомжатники. Вместо отдельной квартиры у каждого жителя страны, как обещал Горбачёв. Нет и в помине ни хрущёвского коммунизма, ни брежневского зрелого социализма. А ведь целые поколения покорно ждали народного счастья. Не дождались. Как ни печально, народ с великодержавным сознанием оказался у разбитого корыта. 

 Значит, нельзя слишком упиваться величием Отечества, если даже оно действительно развитое и является сверхдержавой. В мире всё течёт, всё меняется. Сегодня твой народ более продвинутый, живёт в процветающей стране, а завтра – на смену приходит другое государство. Вспомните, как смотрели на КНР лет пятьдесят назад. Пока думали, что китайцы способны лишь вручную возводить дамбы, шить дешёвые рубашки для Европы и США, в России прозевали рождение новой сверхдержавы.

 В свете сказанного уместно привести слова английского писателя Герберта Уэллса: «Трудно поверить, чтобы эту карту Африки, покрытую цветами европейских держав, большинство считало каким-то постоянным решением всех мировых проблем, но обязанностью историка является необходимость указать на то, что такая уверенность существовала. Европейский ум в XIX веке обладал весьма недалекой исторической перспективой, он ещё не привык воспринимать явления критически. Совершенно временный перевес, который европейцам над всем миром дал технический прогресс, считался чем-то стабильным, обеспечивающим Европе вечное господство над всем человечеством; те, которые так считали, совершенно не знали фактов о грандиозных монгольских завоеваниях, абсолютно не понимали того, что наука и её плоды переносятся от одного человека к другому, из одной державы в другую, что китайцы и индусы столь же способны к проведению исследований, как французы или англичане. Дело в том, что такие люди верили, будто Запад обладает неким врождённым полётом мысли, а Восток – таким же врождённым слабоумием и консерватизмом, что, рассматривая вместе, и является гарантией вековечного перевеса европейцев»[138].

 Европа в значительной степени избавилась от подобных иллюзий, а Россия – в меньшей. А ведь писатель обращает внимание на важный вопрос. Время неумолимо идёт вперёд, поколения сменяют друг друга. На смену советским устоям пришла другая мораль, но старые привычки не исчезли. Даже у поколения, не знающего толком СССР, советская ментальность присутствует на генетическом уровне.

 22 декабря 2010 года президент Медведев на встрече со студентами Индийского технологического университета в Мумбаи сказал: «самое опасное, что может произойти с государством, это когда оно начинает упиваться своим статусом и говорить: мы самые сильные, нам всё нипочем, мы способны развиваться сами, нам наплевать на окружение, наша экономика мощнее». Далее отметил: «Все это приводит, как правило, к краху государства. Судьба СССР была связана именно с этими иллюзиями, иллюзиями о том, что Советский Союз настолько богат, самодостаточен и независим, что может развиваться по какому-то отдельному сценарию. Не вышло». И признался: «Мы в определенный период создали то, что называется железным занавесом. Я говорю, в том числе, о технологическом железном занавесе. Мы старались опираться только на свои силы. И в какой-то момент наши исследования по своему уровню стали проваливаться». Президент подчеркнул, что Советский Союз лидировал в исследованиях, связанных с оборонкой, «но в некоторых сферах исследования вообще не проводились или проводились по какому-то ошибочному пути, так как не было полноценных контактов с мировым научным сообществом… Любой занавес, любая стена опасны – и идеологические, и технологические. Поэтому попытка объявить себя супердержавой, абсолютно не зависимым ни от кого государством может привести к появлению такого рода стен и занавесов. Это крайне не продуктивно, и мы не хотим идти по этому пути»[139].   

 Впрочем, беседа с работниками КМР показывает, что подавляющее большинство не представляет, какое позорное место занимает Россия в мировом сообществе по важнейшим показателям социально-экономического развития. Значит, они мало интересуются, не читают и не сравнивают, но уверены в том, что место РФ на мировой арене достойное. Поэтому встают на дыбы и огрызаются, парируя любую неприятную, но объективную оценку касательно России. А стоило бы знать, что Россия всегда отставала от Запада, по мнению известного политика и учёного-экономиста Гайдара, на 50 лет[140].

 * * *

 20 сентября 1990 года в приложениях к газетам «Комсомольская правда» и «Литературная газета» опубликована программная статья Солженицына «Как нам обустроить Россию», где писатель попытался изложить свои взгляды на ближайшее будущее России. В статье писатель мрачными красками рисует современное состояние общества. Главнейшей бедой соотечественников он считает национальную гордость, от которой, прежде всего, и надо излечиваться. «…Россия должна перестать стремиться быть империей. Пространственно-державное мышление вредит, прежде всего, самим россиянам, как грех гордыни утяжеляет жизнь отдельно взятого человека. Стремиться надо не к широте державы, а «к ясности духа в остатке её». Но при этом не надо думать, что всё дело в государственном строе. Если в самих людях нет справедливости и честности, то это проявится при любом строе. Необходимо общенациональное покаяние наподобие того, какое было в Германии после крушения нацизма»[141].

 

>